Кровавая история Донецка

Отправить эл. почтойОтправить эл. почтой

Афины, Греция(AP)"Греческая полиция арестовала украинца, который обвиняется в закладке на футбольном стадионе восточной Украины в 1995 году бомбы, убившей шестерых людей" - заявили официальные лица во вторник.

Мужчина, идентифицированный как 55-летний Вячеслав Сименко (в действительности - Синенко) был арестован отрядом греческой полиции по борьбе с организованной преступностью.

Полиция заявила, что он был арестован на основании международного ордера, выданного украинским генеральным прокурором три года назад.

Согласно заявлениям полиции, Вячеслав обвиняется в том, что 15 октября 1995 года взрыв заложенной им бомбы стал причиной смерти людей, которые были вовлечены в войну между криминальными кланами.

Взрыв на донецком стадионе "Шахтер" убил президента донецкого футбольного клуба "Шахтер" Александра Брагина, его брата и четырех телохранителей. Брагин, известный как "Алик Грек", по информации местных источников, имел репутацию криминального босса.

По информации полиции, Вячеслав имел опыт работы в службе безопасности Украины и был членом преступной группы в этой стране.

Никаких деталей по поводу того, что делал Вячеслав в Афинах или как долго он живет в Греции, не сообщается. Полиция сообщает, что Вячеслав предстанет перед судом, где будет рассмотрен вопрос о его экстрадиции".

Такая вот маленькая заметка. Со времени первого покушения на Алика Грека пролетело ровно 10 лет. Прошли годы и что-то стерлось, что-то заиграло новыми красками. Я всегда вел архив своих публикаций, но это как раз тот случай, когда лично мне сказать по этому поводу нечего. Я, начинающий тогда журналист почившей в бозе газеты "Весть", не знал лично Александра Сергеевича Брагина (на самом деле - Ахатя Хафисовича Брагина, известного также как Алик Грек). Помню только его парадный выход у какого-то здания, что неподалеку от арбитражного суда на улице Челюскинцев, когда из антрацитового "Мерседеса" сначала выпрыгнул небольшого роста "бульдог", а потом появился маленький щуплый человечек, который тут же исчез, словно по мановению волшебной палочки - его закрыли штук пять зонтиков, окрашенных в тон "мерину". "Это от снайперов на крышах". - пояснил коллега, поднаторевший в криминале.

И на показательном обыске в "Люксе", куда были приглашены донецкие акулы пера, я не был. По причине своей необстрелянности. Помню слезы на глазах журналистки Марины Харьковой: "Он сделал мне бутерброд с красной икрой и мы очень мило побеседовали". Или слова Володи Корнилова, который вспоминает, что "спектакль был классный. Менты, как и Алик, были готовы к тому, что ничего не найдут". В "Люкс" приехало всего четверо моих коллег.

А вот на злополучном матче "Шахтер" - "Таврия" я должен был быть, но... Заболел. Не так чтобы серьезно, но проходная игра чемпионата не стоила подвига и я остался дома, надеясь сделать отчет по "картинке". Поэтому помню я только начало телевизионной трансляции этой встречи и неожиданное ее окончание. Какой-то хлопок, дикий танец камеры и растерянность комментатора. А может это было позже, когда показывали фильм, посвященный убийству Брагина.

Уже на следующий день я оказался вовлечен в газетное расследование. Делился своими телефонами, рассказывал о том, что мне известно, глазел на снимки окровавленных тел, сделанные Борисом Добромысловым, который успел подойти к месту происшествия до постановки оцепления, звонил, бегал в офис ФК "Шахтер" за живыми комментариями. Именно оттуда всплывает фраза, также сказанная с дрожью в голосе и слезами на глазах: "Александра Сергеевича опознали по часам. У него были очень запоминающиеся часы. Никаких сомнений, что это он".

Жизнь большого города полна кровавыми деяниями его жителей. Но даже в Ольстере или Багдаде не так часто там взрывают бомбы на трибунах стадионов, расстреливают семьи на взлетной полосе или взрывают грузовики, начиненные взрывчаткой. Причем делают это не боевики, фанатично отстаивающие какую-то идею, а так называемые "бизнесмены". Так что Донецк в данном случае уникален. Впрочем, как обычно. И в общем-то понятно, что он уникален не только этим, но я остановлюсь именно на самой кровавой части истории моего города, которая и заняла-то чуть меньше десятилетия.

Учитывая влияние времени, которое не только лечит, но и стирает углы, я предлагаю посетителям "Говорит Донецк" компиллят о самых резонансных убийствах того периода. Об этих делах написано много, но объем газетной статьи не позволяет представить цельную картину, а потому изложенные версии часто обрывочны. Кроме того, авторы часто путаются в фамилиях, кличках, хронологии. Мой материал сложно назвать авторским - он основан на публикациях донецкой прессы того периода и позже. Использованы газеты "Киевские ведомости", "Город" (Донецк), "Донецкие новости", "Дело и право" (большой массив информации пера Сергея Кузина, Юрия Дмитрова), публикации интернет-портала "Остро", главы из книги "Хроника донецкого бандитизма" моего коллеги (работали в одной комнате) Александра Кучинского. Местами добавлены мои комментарии и воспоминания моих приятелей/знакомых, которые случайным образом что-то видели/слышали/знают.

Хронология наиболее резонансных убийств и событий

Дата Событие
6 ноября 1992 года убийство Владимира Гольдина
10 ноября 1992 года убийство Яноша Кранца
1993-1994 год серия убийств в 1993/194 гг.
1993-1994 год первые убийства группировки Немсадзе
19 марта 1994 года первое покушение на Ахатя Брагина (он же Алик Грек)
8 мая 1994 года второе покушение на Ахатя Брагина (он же Алик Грек)
2 сентября 1994 года убийство Эдуарда Брагинского (он же Чирик)
30 ноября 1994 года перестрелка на бульваре Шахтостроителей
декабрь 1994 года первый обыск в "Люксе"
12 апреля 1995 года убийство Якова Богданова (Самсон-старший)
10 августа 1995 года убийство Артура Богданова (Самсон-младший)
август 1995 года второй обыск в "Люксе"
15 октября 1995 года убийство Ахатя Брагина (он же Алик Грек)
28 марта 1996 года расстрелян Александр Шведченко
16 мая 1996 года убийство Александра Момота
16 июня 1996 года покушение на Павла Лазаренко
3 ноября 1996 года убийство Евгения Щербаня
22 апреля 1998 года убийство Вадима Гетьмана
август 1997 - октябрь 1998 Разгром банды Кушнира (Носа)
18 мая 2000 года Вадим Болотских сдался властям
21 мая 2002 года старт судебного процесса над остатками банды Кушнира
30 марта 2004 года арест Вячеслава Синенко (он же Синий)
Двухтысячные Двухтысячные: новые главы
Заключение Вместо эпилога

В феврале 2002 года на пресс-конференции в Киеве руководители Генпрокуратуры, МВД и СБУ объявили о передаче в суд самого крупного и громкого в истории независимой Украины уголовного дела. Впервые об участниках и мотивах убийств Евгения Щербаня, Вадима Гетьмана, Ахатя Брагина и других известных предпринимателей было сказано столь детально и откровенно.

О вероятности скорой передачи этого уголовного дела в суд руководители занимавшихся его расследованием ведомств говорили давно: прежние руководители МВД - с осени 1999-го года, Генпрокуратуры - с конца 2000-го. Журналисты (и, наверное, не только они) не случайно интересовались судебной перспективой расследования: некоторые преступления, объединенные в этом объемном деле, датированы весной 1994 года, самые резонансные были совершены в 1995-96 годах.

Но число преступлений и лиц, подозревавшихся и обвинявшихся в них, ширилось по ходу предварительного следствия. 22 апреля 1998 года был убит глава Украинской межбанковской валютной биржи Вадим Гетьман, потом пошла серия резонансных убийств предпринимателей в Луганске. И оказалось, что к ним причастны те же лица, что имели отношение к организации заказных убийств в Донецке.

В начале января 2002 года на пресс-конференции в Донецке заместитель Генпрокурора Украины сообщил, что интересующее многих дело будет направлено в суд в первом квартале 2002 года, а 7 февраля в Киеве состоялась та самая пресс-конференция, которая дала повод и материал для подготовки настоящей и многих других публикаций. Заместитель Генпрокурора Н. Обиход, первый заместитель госсекретаря МВД М. Корниенко и зампредседателя СБУ Ю. Вандин сообщили журналистам, что "дело по убийству Щербаня, Гетьмана и других" 5 февраля направлено в Киевский городской апелляционный суд.

Характерно, что с представителями СМИ общались руководители трех ведомств, вместе занимавшихся расследованием резонансных преступлений, совершенных, как оказалось, членами одной крупной международной банды. И об этих преступлениях каждый из генералов, общавшихся с журналистами, знает не понаслышке - из докладов подчиненных, а находился у истоков расследования.

По материалам, ставшим достоянием гласности 7 февраля 2002 года и переданным представителям СМИ, составлен любопытный документ, названный "Хроника преступлений донецкой банды". "Хроника" дает представление о том, что конкретно вменяется в вину организованной группе, часть которой скоро предстанет перед судом (большинства нет в живых, часть находится в розыске). Кроме расстрелов Е. Щербаня и В. Гетьмана это убийства президента ФК "Шахтер", гендиректора донецкой фирмы "Люкс" Ахатя Брагина и пяти сопровождавших его лиц (взрыв на стадионе "Шахтер" 15 октября 1995 года), основателя и первого президента АО "ДАНКО" А.В. Момота (16 мая 1996 года), донецких "предпринимателей" Якова и Артура Богдановых (апрель и август 1995 года), убийства четырех луганских предпринимателей (июнь 1997 г. - март 2000 г.), 17 покушений на убийства, среди которых - подготовка к ликвидации начальника управления СБУ в Донецкой области (май 1997 г.), помощника Президента Украины Александра Волкова и первого заместителя председателя Госкомнефтегазпрома Игоря Бакая (1997 г.). На счету банды также ряд разбойных нападений на предпринимателей и коммерческие структуры Луганска.

22 из 27-ми убийств совершены в Донецке. Причем, жертвы - не только те, кого планировали ликвидировать , но и люди, случайно оказавшиеся рядом с объектом покушения - супруга Е. Щербаня и два работника Донецкого аэропорта, встречавшие самолет народного депутата, пять сотрудников А. Брагина и два - Я. Богданова и еще более десяти человек случайно пострадали от пуль киллеров, были серьезно ранены.

Если говорить об общем объеме уголовного дела, то оно насчитывает 162 тома, 72 человека признаны по нему потерпевшими, обвинение представляет более двухсот свидетелей. Юристы не припоминают второго столь масштабного судебного дела в нашем отечестве за годы независимости Украины.

Первые преступления изобличенной банды датируются мартом 1994 года (первое покушение в поселке Пески Ясиноватского района на гендиректора фирмы "Люкс" Ахатя Брагина, убиты два его сотрудника). Группировка была сформирована в Донецке, позже в нее вошли и жители Луганской области. Но началось все значительно раньше...

Первый "заказ", первая жертва...

Александр Кучинский (и не только он) считает, что первым заказным убийством в Донецке стала ликвидация Владимира Гольдина. Понятно, что и раньше подобные преступления в истории нашего города все-таки или место: те же воры в законе иногда устраивали разборки, находились жены, желающие убрать мужей, да и цеховики время от времени не находили ничего лучше, чем "заказать" человека, вместо того, чтобы договориться. Но именно смерть Гольдина знаменует собою начало того короткого периода беспредела, когда в одном номере газеты можно было найти информацию о двух, а то и трех "заказах".

6 ноября в 18.15 в Калининском районе Донецка у подъезда дома №53 на проспекте Дзержинского четырьмя выстрелами в упор из пистолета "ТТ" был убит 50-летний Валерий Гольдин, который исполнял обязанности генерального директора совместного украинско-германского предприятия "Донкавамет" и прошел путь от мартеновского цеха ДМЗ до директорского кресла. О деталях этой трагедии и всех ее версиях подробно информировали не только местные, но и центральные и даже зарубежные издания. Почти все они называли убийство Гольдина первым заказным убийством в Донбассе.

До середины 1992 года донбасские законники Фролов (кличка Культяпый), Мазуркевич (кличка Красюк, он же "крестный" коронованного им Фролова), Брагинский (кличка Чирик), Дрибный (кличка Полтава), Авцин (кличка Целка), Дворный (кличка Мишаня) еще сохраняли прочный контроль над своими сферами. Но с началом процесса экономического реформирования все чаще стали возникать противоречия между лидерами ОПГ. Стартовала дележка сфер влияния на деятельность банков, крупных предприятий и даже целых отраслей Донецкого региона. На тот период наблюдается формирование так называемого "еврейско-кавказского" клана, который опирался на поддержку воров в законе. По оперативным данным, усиление воровских традиций в сфере передела имело российские корни. Те годы характеризовались расцветом воровской России: столичная братва, дравшаяся за каждую неосвоенную нишу, за каждый банк, кабак и игорный дом с "пиковыми" (кавказцами), да и между собой, принялась активно экспансировать блатную идею за пределы России, а попросту вкладывать общак в незатронутые законниками сферы.

Возник новый способ ведения дел - заказное убийство. Его первой жертвой стал Владимир Гольдин - технический директор украинско-германского предприятия "Донкавамет" (Донецк). Последующей не менее громкой жертвой стал Яков Кранц, застреленный в ноябре 1992 года. С него и начнем.

Убийство Яноша Кранца

К тому времени отдел по борьбе с организованной и групповой преступностью Управления уголовного розыска УВД Донецкой области выявил первую преступную группировку с обширными межрегиональными связями. В эту группировку входило свыше 20 активных членов, которые специализировались на традиционном рэкете в отношении представителей теневого и легального бизнеса. Под пресс вымогателей попадали руководители крупных гастрономов, совместных и малых предприятий, ОРСов, кооперативов. Согласно оперативным данным лидерами преступных группировок являлись Богданов (кличка Самсон), Морозов (кличка Белый), Рябин (кличка Рябой). В 1990-1991 гг. подобные группировки начали возникать не только в Донецке, но и в Макеевке, Горловке, Мариуполе, Харцызске, Енакиеве, Шахтерске, Константиновке, Краматорске, Славянске, Красноармейске, Ясиноватой. Костяк составляли бывшие спортсмены силовых видов спорта и единоборств. Практически все они в недалеком прошлом охраняли (делали крышу) катранщиков, наперсточников, лохотронщиков и т. д. В клубе "Донецкие Скифы", проповедующем экзотический в наших краях американский футбол, в то время шутили, что по четным на "Белке" (так называют универсальный магазин Булый лебедь") работает "защита", по нечетным - "нападение". Интересна в этой связи фраза, брошенная не так давно одним из нынешних футболистов: "Мы тут матч затеяли с ветранами - многие из тех ребят остались живы, а некоторые успели освободиться - неплохая игра может получится".

Скороспелые спортсмены-рэкетмены настолько активно включились в процесс повсеместного, а главное, беспорядочного выколачивания своего процента, что очень скоро составили серьезную конкуренцию "классическим вымогателям", коими до недавнего времени считались судимые лица, "которые опирались на авторитет воров в законе и руководствовались уголовными понятиями. К ним относились местные авторитеты Джамалов (кличка Бек), Долидзе (кличка Ордели), Дутко (кличка Саша Крымский), Фищук (кличка Свинья), Минайлук (кличка Седой) и др. Поначалу блатные не воспринимали спортсменов всерьез, но, когда приток в воровской общак поубавился и в директорские кабинеты ОРСов, гастрономов, СП, МП, МКП все чаще заглядывали амбалы-беспредельщики с требованием платить только им (примечательно, что бандитская ставка поборов достигала 25 процентов с дохода наряду с 10-процентной воровской), авторитеты заволновались. Новоиспеченные рэкетиры плевали на "понятия", "стрелки", "предъявы" и прочую воровскую чушь. Очень скоро между блатными и спортсменами возникло противостояние. Конфликтные вопросы и те, и другие принялись решать с помощью автоматического оружия...

С 1990 по 1993 год общая преступность в области возросла на 30 %, а по линии уголовного розыска - на 50 процентов. Таких темпов роста преступности милицейская статистика еще не знала.

Возрастает количество тяжких преступлений, таких, как убийства (рост на 48,5%), разбои (116,2%), грабежи (89,0%), тяжкие телесные повреждения. Преступность все более приобретает корыстно-насильственную направленность. В действиях преступников стало больше жестокости, цинизма, тяги к оружию.

Только в 1991 году органами милиции было обезврежено 2186 преступных групп, из которых 61 - с признаками организованности. Ими было совершено более 4 тысяч преступлений, в том числе 33 убийства, 165 разбоев, 212 грабежей, 173 случая вымогательства.

Начиная с 1991 года, число организованных преступных группировок, выявляемых органами внутренних дел, постоянно возрастает. Причем, возрастает и вооруженность этих группировок. Если в 1991 году у лиц, входящих в преступные группировки, было изъято только 13 единиц огнестрельного оружия, то в 1994 году - 127 единиц, в том числе 15 автоматов, 11 гранат, около 7 тысяч боеприпасов. Каждое пятое преступление в области в начале 90-х годов совершается группой лиц.

Все чаще для совершения преступлений преступники используют оружие. В 1994 году было совершено уже 87 преступлений с применением огнестрельного оружия, что в 2 раза больше, чем в 1993 году.

Итак, в 1989-1990 годах сферы влияния в криминальном и околокриминальном бизнесе Донецка и области еще не были четко разделены, за влияние здесь боролись несколько крупных организованных группировок.

По данным Юрия Дмитрова, в областном центре была, к примеру, группировка "Вокзальная", во главе которой стоял Гена Узбек (кличка Узбек). Был в ней еще один лидер по кличке Миша Косой. Оба до сих пор живы и стали известными и влиятельными людьми в нынешней бизнес-элите Донецка. Эта ОПГ претендовала на ведущее положение, пыталась подчинить себе некоторые коммерческие структуры. Но коммерсанты отчаянно сопротивлялись, так как знали, что Узбек сам ничего не производит и вообще настоящим предпринимательством не занимается, а лишь "рэкетирует" других - отнимает деньги. И объединиться с Узбеком - значит, просто работать на него, отдавая львиную долю прибыли. А кому это интересно?

Но "наезды" Узбека не прекращались. Коммерсанты принимали контрмеры. В результате был убит один из основных людей Узбека - Игорь Бузаров по кличке Барабак (получил свое прозвище по роду деятельности - по молодости играл в кабаке на ударных).

Организованной группировкой считалась и компания Яноша (Яши) Кранца. Но Янош был истинным бизнесменом - умелым, дальновидным, хватким. Не зря его называли в прессе тех лет "восходящей звездой украинского предпринимательства". По прибытии из Молдовы Кранц вел свои дела в Луганске, где и жил.

В 1987 году уроженец Молдавии Янош Кранц создал в Луганске один из самых первых в городе крупных кооперативов по производству товаров народного потребления. Бизнес его процветал до тех пор, пока в 1990 году Валерий Доброславский (Доброслав) не организовал в Луганске устойчивую преступную группу из бывших спортсменов и стал облагать данью всех кооператоров, предпринимателей и торговцев. Первым в этом списке был именно Кранц. Предполагают, что скоропалительный отъезд бизнесмена в Донецк был связан с тем, что он не смог найти общий язык с Доброславом.

Заместителем директора на его предприятии был местный авторитет Игорь Савчук. Савчук и познакомил Кранца с Анатолием Рябиным (он же Рябой) из Донецка, который частенько наезжал в соседний областной центр (там, к слову, был судим за мошенничество). А уже Рябин свел Кранца со своим близким приятелем Кушниром. С последним они имели какие-то совместные дела и планы.

По данным, имеющимся в уголовном деле, в середине 1992 года у Кранца случился конфликт с директором фирмы "Люкс" Ахатем Брагиным, именуемом еще Аликом Греком. Брагин уже был в то время одной из ключевых фигур в бизнесе Донбасса, причем его влияние неуклонно росло. И Ахать Хафизович предложил Яношу Ефимовичу объединиться в финансовом отношении, вместе вести дела. Кранц отказался, считая, что настоящий бизнесмен должен быть самостоятельным, "сам играть свою игру".

Таким образом к концу 1992 года Кранц считался одним из богатейших людей Донбасса и Украины. В его собственности были: несколько заводов по производству лакокрасочных изделий в Донецке и Луганске, строились новые мощности; значительная доля в уставном фонде процветавшего тогда "Донуглекомбанка"; сухогруз на 3 тысячи тонн с командой из 16 человек, имевший право заходить в иностранные порты; два магазина; одно из лучших в то время в Донецке кафе "Червоний кут" на бульваре Пушкина.

С тех пор в Донецке бытовала пословица, что "самая короткая улица в городе начинается от "Червоного Кута" и заканчивается тюрьмой/могилой". И это не эвфемизм, а суровая правда бытия, ибо речь про Красноармейскую, где Кута уже нет, а тюрьма еще есть.

Был в его собственности и богатый офис в Калининском районе Донецка... Возле этого офиса (улица Овнатаняна, 4) Кранца и застрелили 10 ноября 1992 года (в день советской милиции), в 17:50. Выстрелы раздались, когда он покидал помещение вместе со знакомым художником, которого в тот день пригласили в офис компании для совместного творческого начинания. Кранцу нравились картины живописца. Некоторые из них он даже помог по-крупному продать своим знакомым. Многие картины украшали стены холла. В тот вечер обсуждался серьезный заказ на оформительские работы, которым так и не суждено было сбыться.

Кранц и художник вышли из здания, свернули за угол к ожидавшей служебной машине. Убийцы стреляли сзади. Их ничуть не смущало присутствие на крыльце свидетелей - административный персонал "Донецкстройтранса" и "Кранцколорита", возвращавшийся с работы. Стрельба велась из автоматов, что уже само по себе можно в то время отнести в разряд сенсации. Один из подбежавших киллеров толкнул художника и рявкнул: "Лежать". Тот упал на землю и обхватил голову руками. Впоследствии свидетели описывали одного из преступников как парня лет двадцати, среднего роста, худощавого телосложения, одетого в длинное плащевое пальто. После расправы убийцы побежали к белым "Жигулям", которые ожидали их в ста пятидесяти метрах, и скрылись. Вблизи трупа обнаружили 5 гильз: три пистолетные, две автоматные. Нападавших было двое, предполагается, что это - наемные убийцы. Жестокое убийство тщательно расследовалось. Но не было добыто никаких доказательств того, что Алик Грек хоть как-то причастен к преступлению. Директор "Люкса" приехал на похороны своего знакомого, так и не ставшего партнером, выразил соболезнование родным и близким погибшего.

По делу об убийстве Кранца опрошено около 350 человек, в качестве свидетелей следователи допросили свыше 120 человек. До настоящего времени убийцы и организаторы преступления не установлены.

Однако Рябин и Кушнир сделали свои выводы и вступили на тропу войны с Аликом Греком и его командой. Сами они, по сути, ушли в подполье: меняли места проживания, избегали ненужных контактов, хотя ни легальный, ни криминальный бизнес при этом не прекратили.

После гибели Яноша Кранца лидирующее положение в его группировке занял Евгений Кушнир - он стал основным вдохновителем и организатором боевых действий. Собственность же, оставшуюся после выходца из Молдовы, контролировал преимущественно Рябин, бывший основным компаньоном и соратником покойного. После чего уже Рябой, якобы предлагает сотрудничество Брагину. Но тот отказывает...

Серия убийств в 1993/94 годах

Серия убийств со всеми признаками "заказа" пришлась н следующие два года. Кто был заказчиком, а кто исполнителем это печальной серии, остается только догадываться. Но то, что часть из них была исполнена Кушниром и его коллегами, а в другой части - пострадали люди из его окружения - практически не вызывает сомнения. Так как именно в этот период группировка Кушнира сплотилась вокруг своего лидера. Так бывает, когда стая волков атакует стадо травоядных, отбивая молодых и больных особей. Те, кто хочет выжить - собираются в круг, оставляя в середине самых слабых и самок, и отбиваются сколько хватит сил. В этом случае у них есть шанс выжить.

Утром 20 апреля 1992 года в Ленинском районе Донецка врач областной стоматологической поликлиники № 2, который одновременно являлся владельцем комиссионного магазина "Вiтання", Евгений Линник вышел из подъезда, сел в свои "Жигули" и повернул ключ зажигания. Спустя несколько секунд раздался взрыв. Стоматологу оторвало голень. В спешном порядке он был доставлен в хирургическое отделение и прооперирован. Вскоре родственники и друзья забрали его на амбулаторное лечение и помогли эмигрировать из страны в Израиль.

Через несколько лет при невыясненных обстоятельствах погибает зять Линника. Вначале зять проходил как пропавший без вести, затем его труп со следами насильственной смерти обнаружили в посадке Марьинского района. Были ли связаны между собой эти два преступления, следствие так и не выяснило. Что же касается Линника, то у следователей были основания полагать, что врач-стоматолог вполне мог быть причастен к операциям с престижным в те времена материалом для протезирования - золотом. Неоднократно возникали проблемные ситуации и вокруг его комиссионного магазина. Имелась информация, что врач отказался платить бандитской крыше, которая слишком завысила свои охранные услуги. Линник отказался идти на контакт с оперативными работниками, заверяя, что оторванная голень - его личное дело, и со своими проблемами он разберется самостоятельно.

Этот взрыв в Ленинском районе профессионалы уголовного розыска относят к едва ли не самому первому заказному преступлению на почве передела собственности в Донбассе. Если в бандитском мире России борьба за сферы влияния и лидерства силовыми методами в 1992 году уже шла вовсю, то в Украине и, в частности, в Донбассе подобный способ ведения дел был непривычен. В данном случае собственность фигурирует небольшая, впрочем, как и сам общественный резонанс. Донецкие газеты даже не удостоили его особым вниманием.

УБИЙСТВО БУХМАНА

25 августа 1993 года список деловых людей, погибших по так и не выясненным причинам, пополнился именем 38-летнего Михаила Бухмана.

Бухман, имевший к тому времени репутацию удачливого "цеховика" с обширными связями в странах СНГ, в перестроечный период развернул производство стройматериалов. Занимался перепродажей аудио-, видеотехники, автомашин. Имел в собственности около десятка большегрузных автомобилей, осуществлявших перевозки товаров и цветных металлов, владел целым парком микроавтобусов. В то же лето имя Бухмана приобрело скандальную известность в связи с похищением его малолетней дочери. За освобождение Светланы похитители требовали ни много ни мало сто тысяч долларов.

Самое интересное, что предприниматель был готов выложить требуемую сумму без спецопераций по освобождению заложника, но лишь советы родных убедили его, что бандиты не остановятся на ста тысячах или же не пожелают оставлять малолетнюю свидетельницу в живых. В конечном итоге Светлану вернули целой и невредимой. Сами похитители оказались давними знакомыми Бухмана, вхожими в его семью и не понаслышке знающие о финансовом положении будущей жертвы. Действия двух бандитов назвать профессиональными никак нельзя. Спустя несколько дней у них сдали нервы. Особенно после того, как один из них прочитал в одной из донецких газет сообщение о похищении Светланы Бухман.

Журналист газеты (не помню уже, кто это был), получив доступ к ежедневной милицейской сводке, ухватился за сенсационную информацию и сразу же выдал ее в ближайшем номере, причем, с фамилией девочки. Убедившись, что контроль над ситуацией потерян, горе-похитители вернули Светлану домой. Тем не менее, они были установлены и предстали перед судом. Михаил Бухман проживал с семьей в частном секторе по улице Лавровой, вел довольно скромный образ жизни, с соседями был вежлив и предупредителен, помогал им в приобретении различных предметов домашнего обихода и лекарственных препаратов. Вредных привычек не имел, сторонился шумных компаний и увеселительных заведений, старательно избегал любых конфликтов, которые могли бы нарушить его привычный уклад. Покушение было совершено вечером на проспекте Мира у дома №71, который накануне приобрел его знакомый Александр Богданов.

Бухман и Богданов поддерживали деловые отношения с 1991 года и занимались перепродажей автотранспорта, став партнерами в сделках, связанных с перепродажей машин. Именно с Богдановым многие связывали случившуюся трагедию. Михаил Бухман одолжил партнеру крупную сумму для покупки указанного дома и терпеливо ждал возврата долга. По данным следствия, речь шла о 30 тысячах долларов. Возвращать долг не спешили. В тот вечер Бухман в очередной раз приехал к Богданову, не исключено, что осведомиться о судьбе займа. Причем, прибыл не один, а с маленьким сыном. Он даже не мог предположить, что его жизни может что-либо угрожать. В доме Богданова уже отдыхала компания знакомых, которые и стали свидетелями стремительно развившихся событий. Бухман и Богданов долго о чем-то толковали наедине, заходя в дом и выходя во двор.

По словам самого хозяина, разговор шел об обычных житейских мелочах и совместных проектах. В конце концов Бухман далеко не в лучшем настроении засобирался домой. Гостеприимный Богданов вызвался его провожать. Пройдя через двор, хозяин и гости вышли за калитку и направились к микроавтобусу. Внезапно из темноты полыхнуло пламя и грохнули четыре выстрела. Стреляли почти в упор, метров с двух-трех. В панике Богданов и Бухман с сыном бросились обратно в дом, вызвали милицию и "скорую помощь". Раненый Бухман, получивший пули в шею, колено и печень, быстро терял кровь: у него была перебита шейная артерия. К приезду врачей он был уже без сознания и скончался прямо на операционном столе от острой кровопотери. Пострадал и Богданов - пуля угодила ему в стопу.

В разговорах со следователем Богданов отрицал конфликт между ним и погибшим и вяло обсуждал тему о каких-то тридцати тысячах. Хотя их общие знакомые до сих пор полагают, что разгадка этой темной истории скрывается в отношениях между должником и кредитором. Вообще Богданов был своеобразной личностью. От Бухмана он отличался широтой размаха и эмоциональными вспышками. Вероятно, на характере сказывалась молодость - Саша Богданов едва перешагнул двадцатилетний рубеж. Вырученные от сделок деньги он часто хранил в картонных коробках из-под оргтехники (прямо как Чубайс с Лисовским) и любил демонстрировать свои картонные закрома подчиненным. Судьба сыграла с Богдановым злую шутку. В мае 1995 года его арестовали по подозрению в убийстве своего делового партнера Александра Щитникова. Причиной конфликта стал невозвращенный долг в сумме… тридцать тысяч долларов.

Труп Щитникова был закопан во дворе дома. Спустя несколько дней, уже находясь в следственном изоляторе, Саша попросил своего подчиненного привезти следователю пистолет, из которого были произведены выстрелы и который был спрятан до лучших времен. Судебной коллегией по уголовным делам облсуда он был приговорен к пятнадцати годам лишения свободы и скончался в местах лишения свободы. Еще в камере следственного изолятора трое блатных избили Богданова до полусмерти, повредив внутренние органы.

В 1993-1994 годах возросло число убийств, вызванных долговыми обязательствами. Случай, о котором пойдет речь, не вызвал особого резонанса, но он типичен по своим побудительным мотивам для многих ситуаций.

УБИЙСТВО РЫБАЛКО

30 декабря 1993 года в реке Крынка возле поселка Зуевка удившие подо льдом рыбу пацаны выловили завернутый в покрывало труп молодого мужчины. Судмедэксперты пришли к мнению, что тело пробыло в реке два с половиной месяца. Почти полгода розыскники Харцызска устанавливали личность убитого и личность подозреваемого в этом убийстве. Молодой предприниматель из Макеевки Виктор Рыбалко, как и многие его сверстники, на заре новой экономической политики подался из грязи в князи. Оставив очистной забой шахты, он устроился работать агентом-посредником на предприятие, специализировавшееся на импорте ковровых изделий из Бельгии.

В те времена синтетические покрытия для плодящихся как грибы после дождя офисов имели фантастический успех. Покрутившись пару месяцев, энергичный агент решил открыть свое дело. Благо, опыт и связи ему предоставили прежние работодатели. В городе Крымске Краснодарского края, где неоднократно бывал по служебным делам фирмы, он восстановил былые знакомства и познакомился с местным предпринимателем, которого вовлек в "ковровое дело". Краснодарский партнер собрал 15 тысяч долларов и передал Рыбалко для оплаты первой партии ковровых покрытий. После этого он пропал без вести и вновь появился, но уже в виде трупа в маленькой донбасской речушке.

Оказалось, что предприимчивый донбассовец вместо того, чтобы сесть за стол переговоров с бельгийской стороной, нагло удрал с чужими деньгами домой в Макеевку. Но полностью насладиться победой над краснодарскими лохами ему не дали. Обманутый приятель отыскал должника, поставил на "счетчик" и пригрозил серьезным членовредительством. Рыбалко резонно решил, что проще и дешевле собственноручно убрать кредитора. Что и стоило ему пятнадцати лет лишения свободы.

УБИЙСТВО СЛЕСАРЯ

Рано утром 11 февраля 1994 года в Артемовске во дворе многоэтажного дома № 27 по улице Циолковского молодой парень среднего роста и худощавого телосложения практически в упор из автомата расстрелял автомобиль "ГАЗ-31029", где находились президент ассоциации предпринимателей Артемовска 47-летний Валерий Слесарев, 33-летний рабочий МП "Кристалл" Игорь Корытов и 52-летний водитель Владимир Титаренко. Последние двое приехали за Слесаревым, чтобы отвезти того на работу. Выстрелы раздались, едва президент ассоциации сел в салон. В результате Слесарев и Корытов получили смертельные ранения, а водитель был ранен в бедро.

После этого киллер спокойно и размеренно направился к поджидавшей его за домом машине и даже приветственно помахал рукой застывшей у окна первого этажа женщине, которая и стала свидетелем расправы. В масштабах Артемовска Слесарев был известной и уважаемой фигурой, в том числе и в органах власти. В свое последнее лето он помог городским властям решить вопрос с поставками бензина и дизельного топлива из России для уборки урожая. Естественно, его благородные шаги были далеко не бескорыстными, однако внешняя сторона его поступков вызывала должный эффект.

Цель оправдывает средства, - замечали чиновники, стараясь не обращать внимания на обратную сторону медали. Преуспевающий делец, в том числе и не только легальной экономики, вызывал зависть у многих. О широте его поступков ходили легенды.

Один из его бывших приятелей вспоминал, как Слесарев подарил ему деньги на новый автомобиль: "Дело было вечером. В тот день я полностью разбил автомобиль. В самом хреновом настроении я сидел за столом и вяло поддерживал беседу. "Что с тобой?" - спросил Слесарь. Я ответил, что лишился машины. "Ну а чего грустный такой?" - Я повторил. Слесарь минуту молчал, затем открыл сейф и, будучи в трезвом уме и здравом рассудке, вытащил пачку денег - три "штуки" баксов, положил передо мной и сказал: "На, забери себе. Если и сейчас не будешь улыбаться - возьму назад".

Убийство Слесарева связывали с переделом влияния на рынке горюче-смазочных материалов. Эта версия нашла свое подтверждение и в ходе следствия. Управление по борьбе с организованной преступностью УМВД установило и задержало двух молодых людей, которым и предъявили обвинение в убийстве артемовского предпринимателя. К расследованию подключились сотрудники Генеральной прокуратуры Украины.

Оперативным путем был установлен и заказчик расстрела, но доказательств для возбуждения уголовного дела в отношении него оказалось недостаточно. Вскоре заказчик погиб в автокатастрофе. Уголовное дело получило скандальное завершение в Донецком областном суде в сентябре 1996 года. Система судопроизводства на тот момент не соответствовала жизненным реалиям. Закон не был в состоянии защитить свидетелей, на которых оказывалось огромное давление. До суда некоторых приходилось укрывать даже за пределами Украины. Некоторые свидетели отказались от данных в ходе следствия показаний.

Согласно решению суда, обвинявшиеся в убийствах при отягчающих обстоятельствах и вымогательстве подсудимые В. Пеньковцев и А. Гончаров были оправданы и освобождены из-под стражи в зале суда. Для Управления по борьбе с оргпреступностью приговор не был неожиданностью. Приходилось учитывать огромное давление на ход следствия (во время пресс-конференции, посвященной беспорядкам в здании облсуда после оправдательного приговора, заместитель начальника УБОП УМВД Юрий Гороховских сообщил, что еще на раннем этапе следствия ему и его подчиненным предлагалась огромная взятка за освобождение Пеньковцева и Гончарова. Намек был прозрачен).

Предугадывая возможный ход событий, Пеньковцеву и Гончарову предъявили обвинение не по всем эпизодам, в которых те подозревались и по которым имелись доказательства. Под конец судебного процесса следственным отделом было возбуждено еще одно уголовное дело в отношении подсудимых. На этом этапе объявился еще один подозреваемый - житель Артемовска В. Назаров, в связи с чем и было принято решение о задержании подсудимых в случае их освобождения. Итак, после того как судья дочитал приговор, радостные подельники, а также их друзья и родственники, которых набилось в зале несколько десятков, заспешили к выходу, где и столкнулись с бойцами спецподразделения "Сокол". Видя, что люди в масках прибыли явно не для охраны судебного процесса, окружение подсудимых устроило такой беспорядок, который прогремел на всю страну.

После того как оперативные работники предъявили новые обвинения и попытались задержать Пеньковцева и Гончарова, возникла свалка. Родственники и друзья бросились отбивать подсудимых. В ходе борьбы правоохранителям удалось задержать только Гончарова. Его подельник таки прорвался через дверь комнаты для конвоя и сел в подготовленную загодя машину. Впоследствии сообщники Пеньковцева все же были осуждены, но сам он находится в бегах и по сей день! В 2000 году Пеньковцев был случайно задержан при проведении оперативно-розыскного мероприятия сотрудниками Луганского УБОП. В предъявленном милиции паспорте он значился как Геннадий Серков. На запрос по паспортным данным из Донецка ответили подтверждающим факсом. Задержанного выпустили, а через несколько дней в Луганск опять же из Донецка пришло сообщение, что дактилокарта Серкова совпадает с отпечатками пальцев Пеньковцева.

Благодаря расследованию был установлен и предан суду инспектор управления паспортно-регистрационной и миграционной работы УМВД Украины в Донецкой области, способствовавший оформлению фиктивного паспорта.

УБИЙСТВО ФРОЛА И ЕГО СЫНА

Исконный украинец, Вячеслав Дмитриевич Фролов, имевший прозвища Фрол и Культяпый, родился в Мариуполе в 1945 году. С Мариуполем связана большая часть его воровской биографии, но подробности неспокойного отрочества будущего вора в законе всё более стираются под грузом лет. Он был пять раз судим, и по последнему приговору суда получил статус ООР: особо опасный рецидивист.

Первые упоминания о Фролове как об уголовной величине относятся к середине 80-х. В то время сорокалетний авторитет наладил регулярные поборы у мариупольских моряков, промышлявших загранрейсами. В конце 80-х, когда основные силы воровских лидеров всех регионов и всех уровней были брошены в экономический сектор, Фрол установил контроль над львиной долей местного теневого бизнеса. Его влияние быстро просочилось во многие города донецкого края. На момент своей смерти Фролов был интересен для оперативных служб не столько как поднадзорный элемент с пятикратной судимостью, сколько как яркий представитель теневого капитала.

Оперативные данные приписывали ему содержание подпольных цехов индпошива, открытие в Пролетарском районе Донецка филиала завода красок (не без участия Якова Кранца), а также принадлежность к деятельности консорциума "Радпол" в Мариуполе. Отдельные проекты осуществлялись в тесном сотрудничестве с идейно близкими группировками Брагинского, Рябина, Кушнира, придерживающихся воровских понятий. В то же время занятие экономическими вопросами не отвлекало законника от его прямых блатных обязанностей, положенных ему по статусу. Он обладал исключительным правом распоряжаться общаком, распределял объемы и ассортимент грева для исправительно-трудовых учреждений, исполнял функции третейского судьи, активизировал связи с уголовным контингентом других регионов бывшего Союза. Наиболее тесными контактами, по данным агентурных разработок, считались отношения с Москвой, Львовом, Днепропетровском, Северным Кавказом

В конце 80-х вместе со своей семьей он обосновался в Донецке. О возможностях негласного влияния этого человека и его связях до сих пор можно услышать много любопытного. Например, в кругах торговцев недвижимостью до сих пор ходит байка о том, как один ушлый агент всучил Фролову квартиру по несусветней цене. Квартиру продавал еврей, отбывающий на ПМЖ в Израиль. Когда новосел узнал реальную стоимость квартиры, то явился на разбор к хитрому агенту и потребовал вернуть разницу. Молодой безусый риэлтер даже не думал возвращать деньги (речь шла о сумме с четырьмя нолями) и побежал к своей влиятельной на тот момент крыше. Та "пробила" клиента и схватилась за голову. А посреднику участливо посоветовала: ступай домой, завари чай с малиной и думай, как вернуть покупателю уже потраченные деньги.

В 1987 году Вячеслав Дмитриевич был задержан сотрудниками уголовного розыска по подозрению в вымогательстве. По пути в райотдел милиции он, лучезарно улыбаясь, пообещал операм проблемы в их и так нелегкой службе. Обещания он умел держать. В считанные дни обвинения в вымогательстве были сняты, а наиболее ретивого розыскника, покусившегося на свободу Фрола, вышибли со службы (ему понадобилось почти два года, чтобы вновь восстановиться).

В начале 90-х, в период перераспределения рынка экспорта металлов и обострения борьбы за его контроль, Фролов поневоле был втянут в этот процесс, но с каждым годом его все более и более отодвигали от этой кормушки. Среди конкурентов появились не только местные спортсмены-отморозки, но и влиятельные представители государственной власти. В ходе наружного наблюдения были зафиксированы контакты Фрола с двумя чиновниками довольно высокого уровня, которые требовали от Фрола вернуть долги.

Одного из бойцов так называемой группы прикрытия милицейский патруль задержал… за несколько минут до расстрела Фрола. Внимание милиционеров привлек мужчина с большой сумкой, мирно отдыхавший на бульварной скамеечке. Они попросили открыть сумку. На свет показался автомат Калашникова в боевом снаряжении. Спустя минуту прогремели автоматные очереди. Задержанный оказался 32-летним жителем Ясиноватой, входившим в одну из донецких преступных группировок. Каждый из участников акции должен был получить по шесть тысяч долларов.

На похоронах Вячеслава Фролова его супруга в истерике публично обещала отомстить за смерть мужа. Как показала агентурная разработка, это были не пустые обещания. Сын Фрола - Евгений Вячеславович Фролов - через российских друзей отца предпринимал реальные шаги для ответного удара. Согласно тем же источникам, "заказ" на предполагаемых убийц в самый последний момент был отменен чьим-то волевым распоряжением из Москвы. Однако попытки Фрола-сына стоили ему жизни.

Забегаю вперед, чтоб не прерывать связного рассказа. Утром 25 декабря 1994 года 25-летний Евгений Фролов повторил печальную участь отца. Евгения расстреляли вместе с ближайшим другом и ровесником Александром Епифановым по прозвищу Пиф. В то время Пиф, прописанный на улице Аравийской в Ленинском районе, разыскивался уголовным розыском по подозрению в убийстве. Следствие собрало обширную свидетельскую базу о том, что в месте расстрела - на дороге возле дома № 128 по улице Дмитрия Казака - три дня подряд исправно дежурили белые "Жигули" со странной угрюмой компанией внутри. В 10.20, когда автомобиль с Фроловым и Епифановым проезжал мимо "Жигулей", те внезапно перегородили дорогу. Из салона выскочил молодой человек в маске и уложил обоих за считанные секунды из автомата. Судя по гильзам, было произведено свыше пятидесяти выстрелов пулями калибра 7,62 миллиметра. Евгений Фролов числился студентом Донецкого государственного политехнического института. Неудивительно, что вышедшие на следующее утро газеты пестрели заголовками о расстреле студента донецкого вуза, приводя обывателей в немалое изумление.

УБИЙСТВО ФУРСОВА

15 апреля 1994 года в 8:10 минут в дежурную часть Калининского райотдела милиции поступило сообщение, что по улице Овнатаняна во дворе дома № 18 убиты двое мужчин. Личность погибших установили почти сразу же: В.Д. Фролов и его друг В.А. Фурсов, 1949 г. р., уроженец Брянской области, также особо опасный рецидивист по кличке Худой. Как оказалось, в то утро Худой на своем джипе "Мицубиси" подъехал к дому № 61 по улице Барнаульской, где к нему подсел Фрол. Автомобиль выехал на улицу Овнатаняна и возле дома №18 был обстрелян двумя парнями в масках, которые выбежали из подъездов. По оперативным данным, Фрола и Виктора Андреевича Фурсова связывала многолетняя дружба. Именно Фурсов брал под опеку семью вора в законе, когда тот в очередной раз отбывал на исправительно-трудовые работы. Худой также имел мариупольскую прописку, хотя давно уже проживал в Донецке по улице Марии Ульяновой. Последним коммерческим начинанием Фурсова стала аграрная деятельность: свежеубранный урожай яблок в Курской области вывозился в северные районы России.

На момент гибели он числился работником нескольких мариупольских кооперативов. В то утро оба собирались ехать в Мариуполь к друзьям, которые к приезду знаменитого вора должны были приготовить его любимую тройную уху. Фурсов поднялся в семь (так свидетельствовала его супруга), пригнал со стоянки к подъезду джип и вновь лег спать, Спустя час позвонил Вячеслав Дмитриевич и попросил забрать его из дома и подвезти к автостоянке за мединститутом. А около восьми раздались автоматные очереди. Выскочив на место происшествия, жена, а теперь уже и вдова Фурсова, потеряла сознание.

Восстанавливая события, следственно-оперативная группа пришла к выводу, что в ликвидации принимали участие шесть-семь человек. Двух непосредственных убийц прикрывали их товарищи по оружию. Стрелявшие бросили автоматы на территории детского садика, на глазах детей и воспитателей проскочили детскую площадку и сели в чёрный "ВАЗ-2109" без номеров.

Вечером 21 апреля 1994 года неустановленный преступник обстрелял офис совместного предприятия "Эдельвейс" по улице Щорса, 29 в Ворошиловском районе Донецка. Войдя в помещение, вооруженный бандит выпустил в приемной восемь пуль в 18-летнего охранника СП Рината Норкина, который на тот момент являлся солдатом срочной службы и исполнял охранные обязанности по договору между "Эдельвейсом" и воинской частью. Раненый скончался в больнице. Убитый юноша не принадлежал к криминальному миру и добросовестно нес службу. Предприятие "Эдельвейс" действовало на донецком рынке металлов. Удалось выяснить, что директора фирмы по-крупному "кинул" один из его партнеров. Визит бандитов вполне мог быть продолжением конфликта, когда в ход идут любые аргументы.

Утром 18 июня 1994 года во дворе дома № 1 по улице Тренева в Киевском районе Донецка неизвестные обстреляли из автоматов и пистолета "ТТ" автомобиль "Вольво-940", убив 39-летнего Сергея Глебова, вице-президента АО "Моздок-ЛТД". Под кинжальным огнем пострадала и охрана Глебова: погибли 17-летний охранник Максим Цвелых и 20-летний водитель-охранник Дмитрий Янченко. Еще четыре человека, среди которых оказалась случайная прохожая, получили ранения различной степени тяжести и были госпитализированы. Со слов свидетелей, через несколько секунд после выезда со двора двух автомашин (Глебов находился во второй) из-за гаражей, расположенных невдалеке, выбежали двое мужчин в масках из капроновых чулок и открыли огонь из автоматического оружия.

Раненный в ногу телохранитель, выскочил из "Жигулей" и бросился к "Вольво", крича: "Стоять! Назад!" Но шквал огня уже настиг всех. Затем убийцы подошли к изрешеченному автомобилю и в упор расстреляли Глебова и его водителя. Скрылись преступники на "ВАЗе-2106" бежевого цвета, оставив автоматы на месте преступления. Автомобиль сожгли в посадке неподалеку от железнодорожного вокзала. Как оказалось, он был отобран в 1993 году у жителя Харцызска в результате дорожного разбоя. Номерные знаки за месяц до нападения были похищены в Куйбышевском районе. В то утро вице-президент направлялся в аэропорт, чтобы лететь в Москву.

В этом доме он проживал в трехкомнатной квартире вместе с семьей около пяти лет. Состоял в браке, имел двух несовершеннолетних детей. Жена также принадлежала к деловым кругам и вела собственный бизнес. Среди соседей Глебов слыл вежливым, приветливым человеком, но ни с кем из соседей тесных отношений не поддерживал. В молодости серьезно занимался боксом и имел много друзей из спортивного мира. Одним из них был легендарный Александр Ягубкин.

Внимание! По оперативным данным, Глебов поддерживал связи и с представителями криминального мира, например, с Евгением Кушниром. И одного, и другого часто называли "людьми Кранца", застреленного в 1992 году. По роду своей предпринимательской деятельности Глебов часто выезжал в Италию и Германию. Сама фирма "Моздок" располагалась в Макеевке. Среди множества коммерческих операций "Моздок" работал и на рынке горюче-смазочных материалов. Кроме всего прочего Сергей Александрович осуществлял инвестиции в промышленность региона, контролировал некоторые финансовые структуры и автосалон. Он мог перейти кому-то дорогу в любой сфере своей коммерческой деятельности.

УБИЙСТВО МИНАЙЛУКА

Утром 26 сентября 1994 года на площади им. Буденного в Донецке двумя неизвестными из автоматического оружия был расстрелян в упор 47-летний Евгений Минайлук - донецкий авторитет, распространивший свое влияние на обширную территорию Буденновского района, где сам же и проживал. Вместе с Минайлуком погиб его приятель 35-летний Марик Померлян. Еще два человека из их компании получили ранения. На стоянку на большой скорости влетели белые "Жигули", откуда выскочили крепкие ребята в масках и открыли прицельный огонь из автоматов. Спустя несколько секунд один из нападавших подбежал к упавшему на асфальт Минайлуку и короткой очередью добил его. Не пострадал лишь один из кавказцев, отошедший к киоску за сигаретами. Есть мнение, что он и навел.

Психологический шок от нападения оказался настолько велик, что водителя Минайлука, в считанные секунды юркнувшего под "Мазду" и раненного в бедро и живот, милиция извлекала при помощи домкратов.
Через полчаса автомобиль, на котором перемещались убийцы, был обнаружен возле террикона шахты "Вертикальная". В обгоревшем салоне нашли автоматы АКМ и АКМСУ. Сами же "Жигули" были захвачены 1 августа во время разбойного нападения в Пролетарском районе Донецка. Использовавшиеся номерные знаки были похищены за день до убийства. Маршрут отхода с места преступления, судя по всему, отрабатывался основательно. У террикона убийц поджидали сообщники, которые вывезли их за пределы города.

Органы располагают данными, что еще за неделю до смерти близкие друзья предупреждали Минайлука в Трускавце, где он отдыхал, что в Донецке его ждет расправа, но тот смело пошел навстречу судьбе. В тот день они с Померляном и водителем приехали на площадь Буденного около десяти утра для встречи с двумя знакомыми кавказцами. На предмет самой цели стрелки существует несколько версий. Согласно одной из них, прошедшим вечером Минайлук случайно встретился с грузинами в ресторане "Уголь-83", где узнал о гибели в автокатастрофе их общего друга и пообещал помочь с местом на Мушкетовском кладбище. По другой версии, встреча была лишена лирики и посвящалась визиту в магазин, чтобы купить сантехнику.

Выдержка из досье на Минайлука, датированная началом 90-х годов: Минайлук Евгений Васильевич, 1947 г. р., уроженец Хмельницкой области, житель г. Донецка. В 1974 году был осужден по статьям: 206 ч. 3, 101 ч. 1, 142 ч. 2 УК Украины и приговорен к 7 годам лишения свободы. Клички: Жека, Седой. Сферы интересов - вымогательство, игровой бизнес.

Биография Марика Георгиевича Померляна, молдаванина по национальности, также была связана с пребыванием в местах лишения свободы. В 1977 году народный суд Ленинского района Донецка осудил его по статьям 206 ч. 2, и 46 УК и приговорил к 3 годам лишения свободы с отсрочкой приговора на 1 год. В 1986 году Калининским судом Донецка он был приговорен по статьям 81 ч. 3, 140 ч. 2, 42 УК к 5 годам.

Разница в возрасте и времени прохождения пенитенциарных университетов не помешала обоим сдружиться и принять смерть в один час. Минайлук начал и закончил свой криминальный путь как-то буднично. Как и его сверстники, он работал на шахте. Стал горным мастером, был принят в ряды КПСС, покорил звание кандидата в мастера спорта по боксу, а в итоге сел за разбой.

В середине 80-х его часто видели в числе завсегдатаев ресторана "Юбилейный". Именно тогда за ним и закрепилась репутация картежного игрока "по крупному", который любил выпить, но карты мог держать в любом состоянии и спуску никому не давал. В то время ресторан служил одним из мест, где подыскивались граждане с деньгами, падкие на азартные игры. Злые языки именно ему приписывали первенство в использовании "клофелина" во время карточных игр. Какого-нибудь шахтера, умело вовлеченного в игру, подпаивали и незаметно капали в спиртное упомянутые капли. Утром ничего не помнящему "лоху" сообщали о крупном вчерашнем проигрыше, который по суровому закону карточных игр нужно погашать любыми путями. Суммы "клофелиновых" проигрышей якобы могли достигать нескольких тысяч рублей.

Близким к Евгению человеком считался катала - Кархан Толебаев (1960 г.р.) по кличке Казах, которого Минайлук переживет всего на четыре месяца. Казах появился в Донецке подростком и без родителей (в качестве воспитанника школы-интерната), никогда не был судим. Но в узких донецких кругах был известным и уважаемым человеком из-за своего пристрастия к карточным играм. Считался высококлассным каталой. В начале девяностых Кархан Толебаев занял кресло директора малого частного предприятия "Тимур" и директора Пролетарского районного рынка. Был знаком со всеми видными уголовными лидерами, ориентированными на старые уголовные традиции, проходил по оперативным учетам как связь Евгения Минайлука. Такая ориентация по многим косвенным признакам и послужила причиной его смерти. На лакомый кусок, каковым, несомненно, являлся рынок на "Пролетарке", нашлось много завистников. Стоит отметить, что сам Толебаев проявил себя неплохим хозяйственником и не отличался агрессивными экспансивными замыслами.

Убийцы настигли директора рынка утром 18 мая 1994 года на улице Зверькова в Пролетарском районе. Толебаев, управлявший "ВАЗом-2106", выруливал с улицы Костромской от своего дома. Его авто настигла белая "девятка", откуда раздались автоматные очереди. Судя по изъятым гильзам, было произведено свыше 30 выстрелов. Профессионал карточной игры скончался на месте. Убийцы сожгли свой автомобиль на поле совхоза "Грузской". Два отработавших автомата нашли там же.

Есть также мнение, что исполнителями Минайлука и Казаха стала группировка Гиви Немсадзе. В конце 2006 года сообщение о задержании в Москве 14 участников организованной преступной группировки, руководимой неким Гиви Немсадзе, осталось практически незамеченным украинской общественностью. В начале 2007 года известие об экстрадиции Гиви вызвало не больший ажиотаж, чем первая новость. А зря.

Единицы "обратили внимание на комментарии сотрудников милиции о том, что ниточки от группировки Немсадзе ведут в украинский парламент", сообщает в своем материале Александр Мищенко из Агентства журналистских расследований. По словам тогдашнего начальника управления МВД Украины в Донецкой области Михаила Клюева, членов банды Немсадзе подозревают в тесных связях с госслужащими самого высокого ранга и с народными избранниками, а также с кандидатами в депутаты в парламент нового созыва. Именно с поисками боевиков Гиви были связаны нашумевшие обыски в фирме “Люкс” на территории донецкой резиденции Ахметова в августе 2005 года — с показательными выступлениями бронетехники.

Операция сотрудников правоохранительных органов по обнаружению и задержанию активных членов организованной преступной группы, возглавляемой известным в криминальных кругах Гиви Немсадзе (клички — Папа, Гивчик), продолжается.

По словам оперативников, принимавших участие в задержании, руководил донецкими бандитами в столице ближайший соратник Папы, 34-летний Георгий Лепсай. Он держал своих подчиненных в строгости, запрещал им под страхом смерти без его ведома выходить на улицу. По столице он сам передвигался только на машине, а при себе носил паспорт на имя украинца Кикоши, у которого этот документ был похищен в 2004 году в Крыму.
Всем задержанным Генеральной прокуратурой Украины заочно предъявлены обвинения в разбойных нападениях и убийствах.

По словам на тот момент начальника управления уголовного розыска Донецкой области Михаила Клюева, банда Немсадзе действовала с 1990 по 2002 год и ее жертвами стали 25 коммерсантов - их убивали с целью расширения коммерческих сфер влияния, присвоения бизнеса; 19 членов противоборствующих группировок, в том числе известный донецкий авторитет Евгений Минайлук по кличке Седой; восемь членов самой ОПГ - "за предательство интересов" и пять случайных свидетелей.

В течение 2005 года на территории Украины были арестованы девять членов банды, еще двоих поймали в России. В результате было проведено более 200 обысков, изъято около 300 единиц огнестрельного оружия. В собственности членов группировки Немсадзе, по данным украинских сыщиков, находилось свыше 200 предприятий в разных регионах Украины. Они контролировали рынки металла, горюче-смазочных материалов, ликероводочной продукции.

Сам Гиви недолго оставался на свободе и марте 2007 года был экстрадирован из России в Украину. По предварительным данным на счету группировки Папы не менее 57 убийств и масса других особо тяжких преступлений: разбой, рэкет, нанесение тяжких телесных повреждений, похищение людей.
В столицу Донбасса семья Немсадзе перебралась из Сухуми. Отец Гиви и двух его братьев — обычный работяга, мать работала врачом. Бывшие пациенты до сих пор с благодарностью вспоминают ее отзывчивость, доброту и профессионализм.

"Старший брат Гурам, 1946 года рождения, одно время честно и добросовестно работал на шахте, но затем влез в криминал и дважды побывал в местах не столь отдаленных. Во время одной из отсидок он познакомился с Яшкой Самсоном, что, по всей вероятности, и определило не только его судьбу, но и будущность младшего брата Гиви. Гурам, носивший кличку Дед, был большим авторитетом в криминальной среде Донецка, и не “короновали” его в воровскую масть лишь по причине пристрастия к наркотикам.

Третий брат — Вахтанг к криминалу никакого отношения не имел и не имеет. Он работал и работает таксистом" - утверждает Мищенко.

Гиви взлетел очень быстро и почти стандартно. Когда наступили смутные перестроечные времена, а затем развалился Союз, для этого появилась масса возможностей: под бандитское знамя Папы встали решительные бойцы-спортсмены, начавшие было теряться в хаосе новой жизни. Для начала Гиви подмял под себя весь Пролетарский район. Основного своего конкурента, некоего Пецика, Гиви якобы прикончил собственноручно, чем снискал себе славу решительного, скорого на расправу криминального лидера. К 1992 году бригада Папы была практически сформирована и приступила к деятельности. Но пока только на территории Пролетарского и Буденовского районов Донецка.

Уроженец Сухуми Гиви Джвебович Немсадзе (родился 20 сентября 1953 года) осел в Донецке еще при советской власти. Женился здесь же, в Донецке, в 1979 году. Прописан в Буденновском районе. Чем Гиви занимался до 1991 года, толком неизвестно. Говорят, был шофером. Когда в 1992 году на Украину хлынули волны выходцев из Кавказа, Буденновский и Пролетарский районы стали негласной вотчиной уроженцев Грузии. Здесь в гаражах начали гнать горькую множество подпольных водочных заводов, принадлежащих грузинским хлопцам. Обогащались этнические группировки и на другом незаконном бизнесе. В то время Гиви и стал большим боссом, сколотив из крепких ребят свой криминальный коллектив. Являлась ли банда Немсадзе частью более крупной банды или разбойничала на своей территории абсолютно самостоятельно, не ясно до сих пор. Известно лишь, что работала группа исключительно на территории Пролетарского и Буденновского районов, а в верховной иерархии группировки присутствовали люди с грузинскими фамилиями.

Поначалу шайка подбирала кадры в шикарном спортзале ПТУ 21, фору имели спортсмены - здоровенные квадратные ребята. Не пили, не курили. Сам Гиви стал лидером группы, по-видимому, в силу организаторских способностей: говорят, что умел решать вопросы, то есть раздавать взятки нужным людям, в том числе и столичным чиновникам. Данные о том, числился ли Немсадзе на какой-нибудь официальной работе, отсутствуют. Хотя и сейчас на имя беглеца зарегистрирован целый автопарк: Гиви является владельцем одновременно шести (!) автомобилей: "Тойота лендкрузер", "Тойота корона", БМВ 5-й и 7-й моделей, "Хонда аккорд" и ВАЗ-21103.

Поговаривают, что он лично или через подставных лиц и сейчас владеет шикарными магазинами, автозаправками и прочими объектами. Даже строит дома. Летом 2009 года появилась информация о том, что за аферой с муниципальным долгостроем, где фигурирует некая компания Донтехлеспром и нынешний городской голова Александр Лукьянченко, также стоит если не сам Немсадзе, то его люди.

В девяностые годы группа Немсадзе специализировалась на вымогательстве, грабежах и разбоях. "Мокрухи" применялись, в основном, для устранения конкурентов и для поддержания дисциплины в банде. Знающие люди рассказывают, что исполнителям смертных приговоров Гиви выдавал награду - новенький автомобиль ВАЗ-21099, причем только белого цвета. Именно по обилию припаркованных белоснежных "девяносто девяток и можно было распознать место сбора банды. Связь у гивчиков тоже считалась высококлассной. Еще на заре мобильной телефонизации банда была оснащена не громоздкими сотовыми телефонами первого поколения, а крохотными радиопередатчиками. Позднее из спортзала ПТУ 21 банда перебазировалась в кафе Зимний сад, что в парке имени Горького. Около заведения очень часто бывало припарковано несколько белых автомобилей.

Утверждают, что владельцами белых машин была бандитская элита, гвардия Немсадзе, проверенные в деле люди, которые даже под пытками умели держать язык за зубами и которых Папа отбирал лично. Всем членам банды внушалось, что в случае предательства интересов хозяина отступников даже в тюрьме замочат. То же самое наказание грозило нарушителям трудовой дисциплины, ставившим под сомнение авторитет Гиви. Таких убивали и закапывали в укромных местах. Однако за пределами трудового коллектива «гивчики» позволяли себе расслабиться, вели себя нагло, устраивали мордобои на молодежных дискотеках, а зачастую и вовсе беспредельничали по принципу.

В особых случаях шайка совершала вылазки за пределы своего округа. В частности, расстрел 45-летнего предпринимателя Михаила Дворного (по предположениям оперативных служб, он ведал вопросами наркобизнеса, рэкета, угонов машин и скупки краденого) произошел 6 сентября 1994 года в Куйбышевском районе Донецка. Киллер выпустил в Дворного и в двух его случайных гостей два магазина из автомата АКМС-74. Сейчас Генпрокуратура придерживается версии, что это преступление совершила банда Немсадзе.

На рассвете 23 июля 1996 года бандиты в частном доме, находящемся в районе Путиловки, расстреляли сразу пятерых человек. Убиты были братья Владимир и Вячеслав Дьячковы, Александр Никитин и две девушки - Наталья Селютина и Надежда Зюзина. На счету группировки и расстрел Григория Долидзе в Енакиеве.

В ноябре 1998 года гивины стрелки в офисе возле завода «Тибо» в Пролетарском районе Донецка из пистолета ТТ расстреляли братьев Мишаковых, а вместе с ними Олега Шаталова, Юрия Максимова и Сергея Финкельштейна.

Именно их они и закопали в общей яме, вырытой в посадке неподалеку от поселка Чулковка. 10 октября 2001 года в офисе МП Попутчик люди Немсадзе задушили Владимира Шевелева и Сергея Власова. Трупы вывезли к поселку Новый Свет и сбросили в старый шурф. Тела расстрелянных 4 апреля 2002 года в Пролетарском районе братьев Андрея и Сергея Аслановых, а также Игоря Кравца и Валерия Зиманова были обнаружены в шурфе у поселка Новый Свет. Все эти преступления - обвинительная версия Генпрокуратуры. Но не исключено, что на самом деле все было не совсем так. Кстати, Немсадзе в криминальной войне и сам однажды стал жертвой покушения. Вечером 5 февраля 1994 года в парке имени Горького в Пролетарском районе двумя неизвестными из автоматического оружия был обстрелян его автомобиль. Немсадзе и его спутники, получив ранения, были доставлены в больницу. При обстреле погиб случайный прохожий.

Дорогие машины, припаркованные у недавно отремонтированного здания кафе выдавали "место встреч" с головой. Источники утверждают, что банда Немсадзе была чрезвычайно жестокой. Конкурентов и несговорчивых ликвидировали дерзко, зачастую на глазах у множества свидетелей. И не ограничивались убийствами лишь конкретных неугодных им людей — мочили всех, кто был рядом с ними, без разбору, даже женщин. Так завоевывался авторитет банды, на пути которой лучше не стоять. В милицию жаловаться было бесполезно - бандитские деньги и связи решали все. Сыщикам среднего звена, которые пытались хоть как-то бороться с беспределом братков, старшие коллеги и прокурорские работники безжалостно ломали карьеры, выгоняли их со службы, а то и сажали.

"Еще бы, если из рук Гиви и ему подобных кормился даже генерал Варака, тогдашний начальник городского УВД, ныне покойный, его замы и их руководство из областного аппарата," - считает Мищенко.

Одним из первых от рук Гивиных нукеров пал непокорный 34-летний директор МЧП Тимур, больше известный как директор Пролетарского рынка, он же преступный авторитет Казах — Кархан Толебаев. Утром 18 мая 1994 года его расстреляли из автоматов. Раскрыли это убийство только летом 2005 года. На тот момент бригада Гиви работала под плотным контролем казначея Евгения Минайлука и вора в законе Фролова по кличке Культяпый. Проживавший в Донецке выходец из Мариуполя Культяпый контролировал выходы к Азовскому морю, порты и сам Мариуполь. Однако в 1994 году Фролова и его друга — особо-опасного рецидивиста Фурсова (Фурсика) расстреляли из автоматического оружия во дворе дома в Калининском районе Донецка. По всем оперским прикидкам, вора убили бойцы бригады Морозова из Ясиноватой, ходившего под Аликом Греком, но прикидки прикидками, а ни в какой суд это дело не пошло, оно до сих пор числится нераскрытым.

После расстрела Культяпого его обязанности пытался было исполнять Евгений Минайлук, однако не нашел общего языка с Греком, подминавшим в то время под себя основные криминальные группировки региона. Предложение Брагина-Грека присоединиться к его сообществу Минайлук отверг не раздумывая. Более же умный и реально оценивающий ситуацию Гиви принял предложение Алика Грека и присягнул ему на верность.
По мнению Александра Мищенко доказательством преданности новому хозяину, и стало убийство бывшего куратора-наставника - самого Минайлука.

Нужно отметить, что бригада Гиви была великолепно организована и оснащена. У них имелось даже некое подобие мобильных патрулей патрульно-постовой службы. Несколько экипажей из двух человек с удостоверениями охранной фирмы постоянно патрулировали район по разработанным маршрутам, следили, чтобы чужие не лезли на их территорию. В случае какой-либо опасности или заварухи патрульные по радиостанции подавали диспетчеру группировки условный сигнал: На линии штрихи. После чего, в зависимости от ситуации, им либо высылали подкрепление, либо с базы моментально исчезало все, что могло хоть как-то скомпрометировать бандитов, а сами они растекались кто куда.

Так вот, эти самые патрульные наследили при разбойном нападении на автостоянку возле совхоза декоративных агрокультур Тепличный, где они похитили две машины, в том числе и Жигули, принадлежащие 16 горбольнице. На месте преступления бойцы Гиви потеряли одну вещицу, прямо указывающую на то, чьих это рук дело. Однако вскоре эта улика бесследно исчезла из милиции…

В криминальную империю братьев Григория и Геннадия Долидзе (Ордели) входили Енакиево и близлежащие города. Братья славились крутым нравом и непомерными амбициями, распространявшимися даже на донецкий бизнес. Немсадзе принял решение устранить новых конкурентов, которые мешали не только его бизнес-интересам, но и партнерам. 3 февраля 1998 года Григорий Долидзе был расстрелян в машине неподалеку от кафе Центральное в Енакиево. Геннадий сразу после этого скрылся, но его достали даже в Тбилиси.

В ноябре 1998 года бойцы Гиви в офисе возле завода “Тибо” в Пролетарском районе Донецка встретились со своими бывшими корешами — братьями Мишаковыми, Олегом Шаталовым (Филоном), Юрием Максимовым (Максом) и Сергеем Финкельштейном (Филей). После непродолжительного разговора им предложили проехаться в условленное место, где всех пятерых расстреляли из пистолета ТТ, а потом закопали в общей яме в посадке у поселка Чулковка прямо в их “БМВ”. Причин расстрела своих своими называют несколько. По одной версии, убитые “скрысятничали” немало денег у Папы, по другой — они не вняли призыву новых хозяев региона прекратить кровопролитие и заняться легальным бизнесом.

15 декабря 1998 года на проспекте Металлургов в Мариуполе был расстрелян Иван Ханча. Ваня-хан, как называли его в криминальной среде, контролировал половину портового города. Незадолго до убийства он освободился из 97-й колонии строгого режима.

Как сейчас установлено, сообщество Гиви было разделено как бы на две части. Одна занималась легальным бизнесом, другая — мокрухами и прочими преступлениями. Благодаря своей жестокости и беспощадности группировка Гиви обзавелась двумястами предприятиями в различных областях хоздеятельности. И не только в Донецке и области. Интересы бандитов распространялись на торговлю, игорный бизнес, производство фальсифицированных ликеро-водочных изделий, рынки металла и горюче-смазочных материалов. Они курировали финансово-экономическую деятельность ряда коммерческих структур. Кроме того, Гиви содержал целый ряд спортивных комплексов.

По информации Александра Мищенко, оперативники 6-го и оперативно-поискового отделов управления уголовного розыска областного УВД ухватили тонюсенькую ниточку информации о преступной деятельности группировки Гиви и пытаются размотать огромный клубок жесточайших преступлений, слухи о которых будоражили общественность еще с начала 90-х годов прошлого века. Уже обнаружены несколько захоронений ряда людей, считавшихся до этого пропавшими без вести. Так, из заброшенных шурфов возле поселка Новый Свет Старобешевского района с глубины 15 метров извлечены тела 17 убитых, в лесопосадке у донецкого поселка Чулковка — 5 трупов, похороненных в общей могиле и, как говорят, зарытых прямо в машине. Теперь уже можно утверждать, что все они стали жертвами группировки Немсадзе, завоевывавшей себе территории влияния в Донецке и области и убиравшей по заказам влиятельных бизнесменов их конкурентов. Итак, в первых числах августа 2005 года работниками УВД Донецкой области и облпрокуратуры было обнаружено тайное захоронение нескольких трупов в окрестностях поселка Чулковка. Согласно показаниям задержанных лиц, погребены были жертвы криминальных разборок, а также частные предприниматели, считавшиеся до этого пропавшими без вести. Обнаружилось, что тела и скелеты имеют следы прижизненного насилия. В первый раз МВД распространило сообщение о пяти убитых.

Затем, 22 августа, прокурор Донецкой области Алексей Баганец дал пресс-конференцию, где упомянул, что найдено уже три захоронения, что обнаружили 11 трупов. Захоронения относятся к периоду 1995-2002 годов.

По словам Баганца, не все погибшие являются бизнесменами, некоторые из них - члены организованных преступных групп. "Я не знаю, откуда взялась информация о том, что это трупы бизнесменов. Два трупа как минимум действительно, согласно показаниям арестованных, принадлежат людям, занимавшимся бизнесом". К 14 сентября из трех захоронений на Чулковке и из шурфов поселка Новый Свет были извлечены 13 трупов. Задержаны несколько человек, все они содержатся в особо секретных условиях.

По данным Игоря Реброва из "Донецкого Кряжа", группу Немсадзе на тот момент обвиняли в общей сложности в 24 убийствах, жертвами которых стали такие известные в криминальном мире Донбасса люди, как Евгений Минайлук (Седой), Михаил Дворный, Григорий Долидзе и Иван Ханча. Ранее громкие расстрелы указанных лиц считались нераскрытыми.

В любом случае, как ни крути, но в 1994 году Донецк стал местом отстрела практически всех воровских лидеров старой закалки.

Начало войны

Тем не менее днем такого начала многие специалисты по борьбе с организованной преступностью почему-то считают 19 марта 1994 года - тогда произошло покушение на Алика Грека в поселке Пески Ясиноватского района. Но, как мы уже знаем, отстрел видных бизнесменов и бандитов, начался раньше.

После того как Брагин отказывает в финансовом сотрудничестве Анатолию Рябину, ситуация становится особо напряженной. Как свидетельствовал на следствии Вадим Болотских, Кушнир и Рябин считали, что люди Грека также убили их друга, вора в законе по прозвищу Чирик (случилось это много позже). По сути группировка, которая позднее стала называться бандой "Рябина-Кушнира-Алиева", а еще позднее "бандой Кушнира", выросла на развалинах наследства Чирика и получила свою известность лишь потому, что большая часть совершенных ими преступлений - раскрыта. Узнав, что Алик Грек регулярно наведывается в свою любимую голубятню в Песках, они решили убрать Брагина именно там.

В Песках, у водоема - детский пульмонологический санаторий. Детей в ту пору в санатории не было, а часть здания арендовала под офис фирма "Люкс" (так называемый "старый "Люкс").

За полчаса до покушения трое автоматчиков в масках остановили белый "Москвич", следовавший по проспекту Мира. Налетчики не стали утруждать себя лишними разговорами: выбросив водителя из салона, они укатили в неизвестном направлении.

В зоне отдыха машину Брагина ждала засада - выезд из санатория был блокирован. Лишь благодаря счастливой случайности Брагин остался тогда жив - из-за непредвиденных обстоятельств поджидавшие преждевременно открыли огонь из автоматов (по другой версии - из пистолетов с глушителями - Thames), применили боевую гранату.

Брагин остался жив - его спасли голуби: Алик Грек укрылся от пуль в голубятне. Два сотрудника "Люкса", выполнявшие роль охранников директора, погибли на месте, четыре человека были серьезно ранены, один из них - сторож санатория - скончался в больнице. Также в больницу № 21 был доставлен и Брагин. Дежурный врач сообщил о случившемся в райотдел милиции. Когда наряд ОМОНа прибыл в госпиталь, там уже расположилась охрана из "Люкса". Возле самой палаты дежурили и милиция, и люди Брагина.

Выйдя из больницы, Александр Сергеевич, как его называли в миру, перебрался жить в свой офис, расположенный в донецком Ботаническом саду. Его резиденцией стала бывшая гостиница Минуглепрома "Люкс". Номера гостиницы перевидали множество знаменитостей, в них останавливались члены правительства и парламента. Будучи в Донецке, воспользовался услугами "Люкса" и президент СССР Михаил Горбачев с женой Раисой Максимовной. С 1989 года респектабельное трехэтажное здание стало собственностью АОЗТ "Люкс". Гастролирующие Пугачева, Киркоров, Кобзон, Анастасия и прочие эстрадные звезды предпочитали останавливаться лишь в Ботаническом саду. "В "Люксе" - как в раю", - заметил однажды митрополит Владимир, благословляя гостиницу на долгие годы. Гостиницу охраняло частное охранное предприятие "Кодон". Оно имело на вооружении помповые ружья. Территория фирмы тщательно охранялась, сам Брагин передвигался по городу исключительно в сопровождении надежной охраны и на бронированном "Мерседесе". Жена и дети генерального директора практически безвылазно жили на территории "Люкса".

Второе покушение на Брагина

Для физического устранения Алика Грека в следующий раз было решено использовать более мощное оружие, нежели автоматы. И вот 8 мая 1994 года в Донецке произошла вторая попытка убийства Ахати Брагина - и снова неудачная. Сотрудники милиции успели вовремя обнаружить на одной из улиц Донецка грузовой автомобиль "ГАЗ-51" с пятью заряженными гранатометами в кузове (см. фото). Привести оружие в действие должно было самодельное радиоуправляемое устройство, переделанное из детской игрушки.

Ночью 9 мая 1994 года в Калининском районе Донецка прогремел оглушительный взрыв. Это специалисты из войсковой части и милиции обезвредили содержимое кузова грузовика, стоявшего почти десять дней на улице Сеченова (между мясокомбинатом и винзаводом).

А в кузове старенького ГАЗа-51 находились пять заряженных гранатометов и крупная граната. Системой проводов орудия и боеприпасы были подсоединены к находящемуся здесь же автомобильному аккумулятору.

Об этой опасной находке на следующий после направленного взрыва день журналистам рассказал тогдашний начальник УВД г. Донецка, генерал- майор милиции В.Н. Варака. Он сообщил, что, по мнению специалистов, взрыв мог произойти в двух случаях. Во-первых, когда разрядится аккумулятор, а его заряд, как установили, был уже на исходе. Допускалась также возможность взрыва от сигнала дистанционного управления. К тому же, опасный груз мог быть заминирован. Короче, попытки отбуксировать грузовик со смертельной начинкой за город или же тихо обезвредить конструкцию на месте могли закончиться трагически. Тогда и было принято решение: взрывать смертоносную конструкцию на месте.

Кто персонально принял такое решение, генерал Варака не сообщил. Сказал только, что на улицу Сеченова кроме милицейских начальников прибыли руководители областной госадминистрации, прокуратуры, СБУ. Видимо, для таких исключительно ответственных случаев предусмотрена процедура принятия решения, и она была выдержана. Тут же наметили план срочных действий и начали его осуществлять.

Район, где был поставлен взрывоопасный грузовик, плотным кольцом оцепила милиция. Жителей близлежащих домов вывели в укрытие. При этом они, как выразился начальник УВД, правильно поняли ситуацию и не роптали.

Подогнали КамАЗы с огромными бетонными плитами, выставили из этих плит "экраны" - заграждения - чтоб от осколков снарядов и взрывной волны не пострадали близлежащие строения.

Взрыв, совершенный в 1 час 10 минут ночи с 8 на 9 мая, был мощным. Но специалисты спланировали направление таким образом, что сила его была направлена вверх, в воздух. Оттого оглушительная акция и не принесла вреда - воздушной волной лишь выбило стекла в некоторых окнах здания винзавода.

Тогда, в мае-июне 1994 года, велся активный поиск организаторов и исполнителей несостоявшейся, но тщательно подготовленной акции. Высказывались разные версии о том: кто должен был стать ее жертвой. Направления поиска, как обычно, определялись теми уликами, что были обнаружены на месте происшествия.
ГАЗ-51 был из старых, изготовлен 30-35 лет назад. Номерные знаки(01- 49ДЦА), прикрепленные к автомобилю, были похищены с находящегося в собственности Кировского орса Донецка ЗИЛа, который в то время ремонтировался. Принадлежность ГАЗа, происхождение гранатометов также тогда устанавливалось. Но подлинные детали приготовления к преступлению, кто и как в нем участвовал, неизвестны до сих пор. Лишь члены банды Кушнира, оставшиеся в живых, давали показания на следствии и в суде о том, что им было известно по тому факту. Но сами подсудимые, как утверждали, к грузовику с взрывчаткой отношения не имели, а знали об этом эпизоде лишь понаслышке.

Они говорили о том, что грузовой ГАЗ с заряженными стволами был установлен по предполагаемому маршруту следования автомобилей Брагина. Гранатометы в кузове, замаскированные брезентовым тентом, были направлены на проезжую часть проспекта Ильича. Стволы, как утверждали в разговорах с сообщниками Акулов и Филипенко, должны были в нужный момент выстрелить от сигнала с радиоуправляемого дистанционного устройства. Это устройство было переделано из детской игрушки (управляемого автомобильчика). Осуществлению замысла помешала милиция, обнаружившая "газон". Есть мнение, что причиной обнаружения стал "стук".

Убийство Эдуарда Брагинского

Смерть Чирика и спустя четыре дня Дворного, знаменовала собою конец эпохи...
В становлении Чирика важную роль сыграл Борис Михайлович Авцен, 1936 года рождения, скончавшийся в 1993 году. Он имел прозвища Боря Донецкий и Целка. За свои 56 лет уроженец Донецкой области Борис Авцен отбывал наказание дважды. И оба раза за убийство тех, кто наносил ему оскорбления. Люди, близко знавшие Авцена, характеризуют его как принципиального, честного и по-своему порядочного человека. Он разрешал многие конфликтные споры и пользовался серьезным авторитетом по любую сторону колючей проволоки. Многие известные уголовные формирования прошли через его "консультации". Тем не менее, Борис Михайлович умел оставаться в тени.

В резонансном деле 1990-го года о хищениях импортных товаров в торговой системе Донецка Авцен был в числе подозреваемых. Суть дела такова: с торговой базы, минуя розничную сеть, группа товаров импортного производства на сотни тысяч рублей оказывалась в комиссионных магазинах. Бухгалтерия же документировала движение товара по государственным ценам и исключительно в направлении к промтоварным магазинам. По мнению компетентных лиц, Авцен серьезно повлиял на формирование оргпреступности в Донецке, на признании ее лидеров в России и не только. Не умри он столь рано, кто знает, может быть, новейшая история донецкой оргпреступности могла бы сложиться по-иному, и была бы не такой кровавой. Проживал Борис Михайлович на Ленинском проспекте, а последние годы на улице Перекопской в Кировском районе. Очень любил голубей и игру в карты. Играл на крупные суммы. Имел влиятельный круг знакомств, охватывавший работников торговли и общепита.

Экономические перемены сделали его одним из учредителей фирмы "Майнер", расположенной на улице 50-летия СССР, возле центрального колхозного рынка. По оперативным источникам, деньги под коммерческие проекты Авцена были получены от российских авторитетов, которым в матушке-Москве и ее окрестностях было уже тесновато. О связях Авцена с российскими законниками свидетельствовали и агентурные источники, фиксировавшие участие донецкого авторитета на всесоюзных сходках. Здоровье Бори Донецкого было подорвано циррозом печени. Чтобы облегчить страдания, он принимал наркотики. Во время приступа Авцен умер в больнице после очередной инъекции. Распорядителем на его похоронах и был макеевский уголовный авторитет Эдуард Брагинский по кличке Чирик, которого вскоре "короновали" в Москве на вора в законе.

Брагинский вырос в типичном шахтёрском квартале на окраине Червоногвардейского района Макеевки. Учился в средней школе № 58. Одноклассники Чирика с усмешкой вспоминали времена, когда вездесущие журналисты в начале 90-х зачастили в школу, готовя публикации о прилежном ученике Эдике. То ли Брагинский таким образом исправлял свою худую репутацию юности, то ли находчивые акулы пера пытались заработать расположение и материальную благодарность хлебосольного авторитета. Надо отдать Брагинскому должное: учился и вел себя он плохо. Зато лихо боксировал в спортивных секциях и выполнил нормативы мастера спорта по боксу. По сути, он принадлежал к категории обычной уличной шпаны и прошел типичный путь дворового хулигана. С 1979 по 1982 год биография Брагинского пестрит тремя судимостями, причем на территории России, где промышлял разбойными вояжами.

Эдуард Брагинский подозревался также в торговле оружием. По опубликованным данным, иного компромата на него не было. Якобы именно Эдуард Эммануилович был "крышей" Яноша Кранца после его переезда в Донецк из Луганска. И якобы в августе 1993 года в адрес Чирика из Закавказья поступило 30 единиц огнестрельного оружия (карабинов и пистолетов Макарова). Их привезли в рефрижераторе вместе с цитрусовыми. Донецкий авторитет якобы оружие успешно реализовал и попросил удвоить партию, что и было сделано. Пунктом назначения значился Ростов. Злые языки утверждали, что Чирик отпустил оружие в более выгодные руки, чем несказанно подвел ростовчан. С донских просторов зазвучали угрозы и обещания умертвить макеевского вора. Так что варианты заказа могут быть разными, так как конечная фаза тех событий пришлась аккурат в последние дни Чирика.

Этимология этого прозвища для многих так и осталась загадкой. Имеется предположение, что его он получил за свое украшение: массивный амулет из червонного золота, с которым никогда не расставался. Утверждают, что ранее Эдик носил кличку "Червонный", которая затем укоротилась. также говорят, что прозвище Чирик он получил за то, что любил расплачиваться в такси десятирублевыми купюрами.

Чирик часто выезжал в Париж, Мадрид, Сан-Франциско, Нью-Йорк, сумел установить контакты на Сицилии, контролировал часть производственного и торгового бизнеса и порой выполнял роль третейского судьи. Любимым его автомобилем был кабриолет с откидным верхом. Охраной он себя никогда не окружал, заявляя этим, что он фаталист. Не носил Брагинский и оружия.

Важная деталь! Короновался Чирик в Москве за крупную сумму, которую перевел в общак. Воры в законе старой закваски называли таких "скороспелками" и не очень любили. Хотя, какая уж тут любовь.

2 сентября 1994 года около 13:00 смерть настигла Брагинского в виде длинноволосого брюнета возрастом до 30 лет, выпустившего длинную автоматную. В эти часы Чирик вместе с Анатолием Рябиным обедали в кафе "Червоный кут", которое еще недавно принадлежало Яношу Кранцу. Оба ждали прибытия тренера ДЮСШ "Шахтер" Евгения Мизевича и стоматолога Аркадия Бадду. Встреча якобы должна была уладить конфликт между Рябиным и Мизевичем. Перед визитом в "Червоный кут" Эдуард Эммануилович прошел профилактическое обследование в центральной клинической больнице, а немногим ранее посетил юга, откуда вернулся отдохнувшим и загорелым...

Чирик и Рябин вышли на террасу, ожидая, когда официант принесет апельсиновый сок. По другой версии Брагинкий был с Рябиным и еще одни приятелем. В эти минуты и появился длинноволосый брюнет в красной бейсболке, который, скорее всего, использовал парик (волосы спускались на плечи). "Закрыто", - сообщила официантка и тут же увидела перед собой короткий автомат типа "Узи".

Посетитель улыбнулся опешившей женщине и последовал к входу. Чирик, в черных с отблеском брюках и полосатой безрукавке, стоял спиной. По внезапно вытянувшимся и побледневшим лицам своих собеседников, которые стояли лицом к выходу, он понял - происходит что-то серьезное. Брагинский повернулся. В мгновение ока пакет был сдернут и отброшен в сторону. Последнее, что увидел Чирик, был ствол, направленный в его сторону. Очередь прошила Брагинского насквозь. Двое его спутников получили тяжелые огнестрельные ранения и вскоре были доставлены в больницу. Незнакомец, даже не пытавшийся спрятать свое лицо, так же спокойно вышел и скрылся на автомобиле...

В действительности "Червоный Кут" еще не был закрыт. Несколько пар посетителей сидели за столикам и пили кофе. Как и положено в таких ситуациях, большинство упали на пол, но нашлась одна девушка, которая решила посмотреть, что же происходит и, несмотря на противодействие спутника, который тащил ее на пол, посмотрела... Осталась жива.

Отход стрелка прикрывал сообщник. Свидетели видели, как со стороны кафе через двор больницы №5 удирали два молодых парня, севшие затем в белую легковушку.

Киллер стрелял из укороченного пистолета-пулемета. Вскоре эксперты точно установили марку оружия: автомат "Волк" - чеченская новинка, производимая в Чечне на легальных условиях. Автомат поместили в донецкий музей МВД под стекло. Рядом покоилась записка: "Из этого автомата был убит известный "вор в законе" Э.Брагинский по кличке Чирик". Проводить Эдика в последний путь прибыли авторитеты ближнего и дальнего зарубежья. За роскошным гробом следовала добрая сотня иномарок.

Через пять месяцев после стрельбы в "Червоном куте" Евгений Мизевич будет застрелен в Москве. Тоже возможный заказчик...

Эдуард Брагинский фактически был последним из воров в законе, активно влиявших на формирование организованной преступности в Донецком регионе. С его уходом уголовные лидеры, опиравшиеся на блатные понятия, сдали свои позиции. Некоторые предпочли тихо и навсегда уйти с местной криминальной арены (хотя и в этом случае не всем довелось встретить спокойную старость), другие выехали из Украины, заставив лишь догадываться об их дальнейшей судьбе.

Через четыре дня после уничтожения Брагинского погиб последний активный носитель традиционной воровской идеи, 45-летний житель Донецка Михаил Дворный, который статусом вора в законе еще не обладал, но готовился пройти эту почетную процедуру (не без помощи Чирика, разумеется) в Москве.

Михаил Иванович Дворный прожил в доме N1 по улице Кисловодской в Куйбышевском районе около тридцати лет. Соседи его откровенно побаивались и недолюбливали, характеризуя его после смерти хитрым, изворотливым и грубым человеком. Пристрастие к наркотикам еще в безусой юности в 1984 году обернулось для Дворного двумя годами исправительных работ. Впоследствии он неоднократно проходил курс лечения от наркомании и, стоит отдать должное, почти преодолел зависимость. В 80-е годы Дворный был одним из первых дельцов, осознавших огромные финансовые возможности от торговли наркотиками. Уголовные элементы со стажем уверяли, что на рост авторитета Дворного влияла его способность помогать (как правило, деньгами) тем, кому требовалась взятка, спасающая от срока. Правда, потом должнику приходилось отрабатывать услугу, что еще раз подтверждало: Дворный ничего не делал без личной выгоды.

Новые экономические отношения авторитет встретил в чине лидера группировки, контролировавшей колхозный рынок на Привокзальной площади. Вместе с потребностями постепенно росли и аппетиты привокзальной братвы. Оперативные источники свидетельствовали о трениях, которые то и дело возникали между Дворным и Самвелом Мартиросяном. В ходе очередного конфликта весной 1992 года Михаил Иванович получил в Макеевке огнестрельное ранение. Затем его бригада сцепилась с командой Леонида Фищука по поводу рынка в микрорайоне Солнечном. В этот же период авторитет с Кисловодской ухитрился взять под контроль донецкие фирмы, которые специализировались на девушках по вызову. Легальная деятельность М.И. Дворного касалась ряда крупных и мелких магазинов в окрестностях железнодорожного вокзала.

Днем 6 сентября у дома №1 по улице Кисловодской притормозили бежевые "Жигули" шестой модели. Из салона вышел невысокий чернявый парень в черной футболке и быстро направился во двор дома. В руках он держал автомат. В эти минуты у хозяина гостили двое, которые к преступному миру явного отношения не имели: 47-летний директор магазина стройматериалов Андрей Б. и 32-летняя работница торгового предприятия в поселке ДОК Елена К. Незваный гость в траурной футболке практически не целясь начал поливать сидевших за столом во дворе дома. Все трое, включая и самого Дворного, получили смертельные ранения. Убийца выпустил почти два автоматных рожка. Когда прибыла "скорая помощь", признаки жизни подавал лишь директор магазина, скончавшийся на следующий день...

Перестрелка на бульваре

30 ноября 1994 года, почти в самом центре города, на бульваре Шахтостроителей произошло настоящее сражение: взрывались начиненные взрывчаткой машины, стреляли из гранатомета, однако тот, на кого была устроена вся эта охота, остался жив.

В девятом часу вечера сильнейший взрыв потряс Калининский район. Это взорвался автомобиль, напичканный взрывчаткой. По обломкам, где с трудом будут угадываться автомобильные детали, эксперты распознают белые "Жигули" шестой модели. Взрыв был такой силы, что в округе вынесло окна (в некоторых местах вместе с рамами), сорвало с петель двери близлежащих подъездов, частично разрушило забор детской областной больницы. В отделении Сбербанка, которое уже было сдано под охрану, не только посыпались стекла, но и выгнулись металлические решетки. Сразу же сработала сигнализация, посылая на пульт охраны сигнал о "налете". Цены на квартиры в этом районе упали - по стенам "хрущовок" пошли трещины...

Через несколько секунд после взрыва, от которого, к счастью, никто не пострадал, опять громыхнуло, но уже послабее. Запылал джип "Поджеро" темно-вишневого цвета, припаркованный невдалеке от дома № 15. По нему выстрелили из гранатомета. Затем взорвался еще один автомобиль. Все находившиеся в этом районе прохожие бросились на землю, прижав ладони к ушам и отползая под любые прикрытия. Наконец застрочили автоматы. Выстрелы пришлись по автомобилю, стоявшему в нескольких десятках метров от пылающего джипа. Один из автоматов бил трассирующими пулями, которые в вечерних сумерках яркой нитью полосовали чьи-то "Жигули". Огонь велся под прикрытием двух белых автомобилей.

Бой закончился так же внезапно, как и начался. Вероятно, по той же команде. Бандиты стали отходить. Сколько их было - никто точно сказать не мог. Одни утверждали, что восемь, другие - десять. Налетчики под прикрытием автоматов стали усаживаться по машинам. В течение считанных секунд две светлые "шестерки" скрылись из виду. В пути бандиты разделились. Одни "Жигули" были оставлены невдалеке от асфальтобетонного завода, другие - на Гипрошахтной. Оба автомобиля облили бензином и подожгли. При осмотре в них нашли автоматы с запасными и отстрелянными рожками, гранатомет РПГ-5, гранаты "Ф-1" и несколько бронежилетов, в которых вели бой бандиты. Две "шестерки", на которых прибыли и убыли боевики, традиционно оказались угнанными. Убитым оказался лишь случайный прохожий, жилец соседнего дома Александр Гайдуков, забывший о том, что выносить мусор из дому вечером - плохая примета и сраженный шальной пулей. А. Брагин лично направил семье погибшего щедрую материальную помощь. Как писали "ДН", сумма помощи была в десятки раз больше, чем выделили городские власти. После вечернего боя областные и городские власти выделят свыше 4 миллиардов карбованцев на реконструкцию квартала.

"Донецкие новости", в то время финансируемые "Люксом", написали, что целью киллеров была "ликвидация директора одной из известнейших в городе структур", но не Брагина, чье имя было уже на слуху. Александр Кучинский в своей книге "Преступники и преступления" утверждает, что в тот день был ранен некто Ренат. Просто Ренат, без фамилии. Кстати, "ДН" тоже подтвердили, что охота на бульваре Шахтостроителей велась именно за Ренатом, тоже через "Е", и тоже без указания фамилии.

Первый обыск "Люкса"

После этого в обстановке полной секретности была подготовлена милицейская операция по обыску "Люкса". Ничего компрометирующего или указывающего на причастность А. Брагина к преступному миру найдено не было. Говорят, что однажды Брагин признался, что знал о готовящемся обыске, но достоверных данных, понятно, нет.
О связях между властью и преступным миром можно говорить много и часто. И у меня нет никаких оснований "наезжать" на нынешнего генерального прокурора Украины Геннадия Васильева, но коллеги, знакомые с криминальным миром поболее моего, считают, что не обошлось без "размена крупных фигур". По крайней мере, именно руками областной прокуратуры летом 94-го была уничтожена группировка братьев Долидзе - на тот момент основных конкурентов Грека. А когда, возглавляемая последним фирма "Люкс", вступила в противостояние с главой областного УМВД, Геннадий Андреевич лично, среди ночи, приезжал на фирму доказывать незаконность ее обыска милицией.

Брагин несколько позже подал в Донецкую областную прокуратуру заявление с просьбой дать правовую оценку обыска в его фирме. "Люкс" организовал пресс-конференцию для журналистов, которую местная пресса фактически проигнорировала. Версию Брагина пришли выслушать только четыре журналиста. Две газеты отделались "информухами", "Весть" написала подробный отчет, а "Донецкие новости", издаваемые самим Брагиным, подготовили спецвыпуск, разоблачающий милицейский произвол.

Кстати, именно в этом спецвыпуске впервые публично упоминалось имя Алика Грека. Буквально через несколько дней после этого (спецвыпуск вышел 12 декабря 1994 года) - 15 декабря - донецкая газета "Город" напечатала интервью тогдашнего начальника УМВД г. Донецка Аркадия Болдовского. Интервью называлось "Мафиозные разборки: милиция разбирается". В нем главный милицейский чин города заявил, что в Донецке действует несколько мафиозных кланов, самый могущественный из которых возглавляет человек по кличке Алик Грек.

В своих последующих интервью Болдовский заявлял, что никогда не называл настоящего имени этого загадочного Грека. Брагин сам обозначил себя таковым. Генеральный директор фирмы "Люкс" Александр Сергеевич Брагин написал в редакцию "Города" письмо, в котором заявил, что его не заслуженно записали в мафиози, оскорбив тем самым честь и достоинство. Бизнесмен утверждал, что такие заявления наносят удар его деловой репутации. Люксовские "Донецкие новости" комментировали наезд Болдовского и "Города" следующим образом: "Взволнованный город перешептывался, ожидая очередного запланированного спектакля, а следующий номер газеты "Город" вышел с опубликованным письмом директора крупной и солидной фирмы А.С. Брагина, известного многим по оставшемуся прозвищу "Алик Грек".

Исходя из этого, Брагин обратился с гражданским иском в суд, требуя защиты своей чести и достоинства в форме публичного извинения от оскорбившей его газеты "Город". Дело Брагина принял к производству председатель Ворошиловского суда Виктор Ивашура. Опытный юрист вынес решение: обязать А.А. Болдовского принести Ахатию Хафизовичу Брагину публичные извинения, а газете "Город" напечатать опровержение на той же странице, на которой было напечатано интервью.

Выиграв судебный процесс, Александр Брагин признал таким образом, что он действительно некогда звался Аликом Греком. Но само по себе это не преступление. Доказательств того, что этот самый Грек и лидер мафиозной группировки одно и тоже лицо не было. Кстати, президиум областного суда направил дело о защите чести и достоинства Брагина на пересмотр.

Сам Аркадий Болдовский дал пояснение, что кличку Алик Грек он назвал потому, что корреспондент "Города" настойчиво просил его назвать "самого-самого крутого" в Донецке: "Я и употребил кличку Алик Грек, как одну из самых распространенных в области. Ее носят в области по нашим, далеко не полным данным, 27 человек, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности, среди них даже одна женщина". Более того, милиционер обвинил "Город" в том, что газета его подставила: "Если бы корреспондент "Города" или редактор сказали бы мне, что будет опубликовано письмо Брагина, то в своем ответе я сразу бы сказал, что Алик есть Алик, а Брагин есть Брагин".

Но Болдовский не сдался. Не имея оснований говорить о мафиозном настоящем Брагина, он со страниц все того же "Города" напомнил дончанам о криминальном прошлом Алескандра-Ахатя: "Он залез в чужой огород, то бишь голубятню, где и был задержан с поличным. Учитывая его молодость, Куйбышевский районный суд 24.11.71 приговорил его к лишению свободы условно с исправительным сроком в 2 года, и в зале суда он был освобожден из-под стражи.

17 февраля 1974 года он вместе со своими братьями из хулиганских побуждений избивает несовершеннолетнего парня… Потерпевшая сторона успокаивается, так как для нее не наступили тяжкие последствия и дело прекращается…".

В 1991 году за отсутствием состава преступления было прекращено и еще одно уголовное дело против Ахатя Брагина - за спекуляцию. Брагин тогда работал в мясном отделе гастронома, располагавшегося в так называемом Админпоселке Донецка. У милиции появились данные, что мясо из магазина, минуя прилавок, попадало на рынок, где продавалось по завышенным ценам. Доказать причастность Брагина к этому перераспределению мясопродуктов, по словам Болдовского, не удалось.

"Вот собственно и все о Брагине", - заканчивает начальник Донецкого горуправления МВД Украины свое "извинение" перед Аликом Греком, - "прошу областной суд считать эту статью моим доказательством по иску гражданина А.Х. Брагина. Это все выеденного яйца не стоит".

Таким образом, исходя из презумпции невиновности, все заявления об уголовном прошлом и настоящем Александра Брагина, время от времени раздающиеся со страниц различных газет, нельзя принимать всерьез. Кража голубей и бытовой мордобой на "крестного отца" не тянут.

Но в своем извинении Аркадий Болдовский, видимо, сказал не все или не совсем искренне извинялся. Во всяком случае, он продолжает заниматься фирмой "Люкс" и ее генеральным директором.

4 августа 1995 года в Донецк из Киева прибыла группа опытных сотрудников МВД и СБУ. Их целью вновь была резиденция Брагина. Повторный обыск, кстати, проведенный с санкции Генпрокурора Украины В. Дацюка, и даже устрашающая экстрадиция Брагина в Киев вновь не принесли результатов и после трех суток содержания в следственном изоляторе СБУ, Брагина выпускают. Но не забывают…

Убийство братьев Самсонов

Между первым и вторым обыском в "Люкса" произошло два "родственных убийства", которые стоит объединить в одну главу. Речь идет о смерти двух братьев Самсонов: Якова и Артура Богдановых. Но хватало и других, менее громких, случаев.

В это время убивали много и часто. В неделю в Донецкой области случалось по пять-шесть умышленных убийств, в то время, как в Закарпатской области - это годовая статистика. В месц доходило до 25-30 нераскрытых случаев такого рода. Во времена Союза за такую же цифру, но за год уже летели головы ввоских начальников.

Отлично помню убийство некоего Сявы, что случилось на улице Щорса у продуктового гастронома между Гурова и Комсомольским. В 1985 году был осужден Киевским райсудом Донецка к двум годам лишения свободы за вымогательство, кражу личного имущества и подделку документов. С 1988 года начал заявлять о себе как опекун лиц, занимающихся предпринимательством, быстро завоевал репутацию жадного "беспредельщика". В определенный период Сява был вынужден даже скрываться за пределами Донецкой области, опасаясь расправы со стороны других авторитетов.

Мрачным дождливым утром 11 апреля я, поднимаясь по проспекту Гурова по дороге на "пару", услышал хлопки. Как начинающий журналист не мог, не попытаться узнать, что произошло. Прибыл на место происшествия минут через 15 после перестрелки и имел возможность наблюдать следственные мероприятия. Под огонь попала "девятка" в которой ехал 36-летний Вячеслав Галушкин (он же Сява) с охранником, женой и водителем. Машина успела проехать около сорока метров от пятиэтажки на проспекте Гринкевича, в которой проживал Галушкин, и притормозила между домами по улице Щорса. Жена Сявы - якобы дочь высокопоставленного чиновника мэрии - вышла, чтобы купить продуктов. Едва она скрылась за стеклянной дверью, появились на дороге убийцы с автоматами. Женщина чудом избежала гибели. Сидевшие в "Жигулях" были скошены шквалом огня. Преступники - молодые люди невысокого роста, одетые по-весеннему в куртки и головные уборы, бросили один автомат у изрешеченной "девятки", пронеслись через дворы к парку имени Щербакова, где за дамбой между первым и вторым городскими ставками их ожидали сообщники с транспортом. По дороге оба выбросили в пруд кепку и шапку. Кто были эти люди, кто заказчики - неизвестно.

Жену Сявы, которая пребывала в шоке, увезли на моих глазах. Позже нашлись персонажи, обвинившие в "заказе" именно ее. Время убийства установили по показаниям старушки, которая смотрела сериал и "в тот момент, как Антонио сделал Елене предложение, я услышала, как за окном будто покрышка лопнула". Чуть позже прибыл мой коллега, который вел в газете криминальную тематику. Ему стало плохо - кровь, понятно, не замыли... По моим данным ни кто был заказчиком, ни кто - исполнителем, до сих пор неизвестно. Источники утверждают, что Сява был человеком суеверным и прежде всего - страшно не любил оставлять на столе пустые бутылки. Если во время пьянки порожняя бутылка тут же не исчезала в недрах заведения, она незамедлительно летела в официанта/официантку. Об этом хорошо помнили все халдеи города.

Убийство 36-летнего Якова Самсоновича Богданова (Самсона-старшего) пришлось на 12 апреля 1995 года, то есть следующий день после убийства Галушкина. По мнению обывателя, эта акция вполне могла быть ответным ударом на "заказ" Сявы. Но, как свидетельствуют итоги луганского процесса, устранение Самсона планировалось Кушниром как ответный удар за гибель вора в законе по кличке Чирик (уже известный нам Эдуард Брагинский). Друзья Чирика Евгений Кушнир (кличка - Нос) и Магомед Алиев (Мага) уверенно полагали, что расстрел - дело рук Самсона, которого и решили убрать. Эту версию подтверждает и другой источник. По данным Александра Кучинского, Болотских (один из главных обвиняемых на луганском процессе - Thames) познакомился с Кушниром и Рябиным как раз в марте 1995 года, когда по просьбе московского воровского авторитета прибыл в Донецк посодействовать в устранении человека по прозвищу Самсон: "Тот якобы должен был ответить по понятиям за гибель Эдуарда Брагинского. Поговаривали также, что Самсон прибрал все финансовое наследие вора в законе, оставив его семью без средств к существованию".

В свое время Богданов-старший уже отбывал наказание за убийство на почве конфликтов блатных и спортсменов. По данным правоохранительных органов, группировка братьев Богдановых промышляла вымогательством, экономическими аферами и, по оперативным данным, имела отношение к ряду ликвидаций преступных авторитетов местного масштаба. Поступала информация, что в 1994 году Яша под угрозами заставил подписать контракт на поставку металла в Прибалтику руководителя одного из заводов области, связанного с металлургическим производством. Прошли все сроки оплаты, директор прибыл в Донецк разбираться и нарвался на лаконичный ответ: "Не гони, езжай домой и считай, что просто сработал в убыток".

То ли Кушнир, то ли Рябин (точно Болотских не помнит) рассказали Москвичу, что с убийством Самсона в Донецке прекратится беспредел, и они вернут семье Чирика и себе нагло отобранное Богдановым имущество.

Вместе с Андреем Акуловым (кличка - Шкаф) Болотских ездил по Донецку на автомобиле с затемненными стеклами - отслеживали Самсона в местах его жительства, отдыха, пути следования - выбирали возможное место нападения. Москвичу показали фото Богданова и пояснили, что тот ездит на черном "Мерседесе-140", который раньше принадлежал Чирику. Этот "Мерседес" постоянно сопровождали несколько автомобилей с охраной.

Потом Самсон уехал из Донецка, на сколько - неизвестно, и убийство отложили. Вадим вернулся в Москву и уже там, в середине апреля 1995 года, узнал, что 12 апреля Богданова расстреляли-таки из автомата на ступеньках донецкого кафе "Театральное", что по улице Артема возле кинотеатра им. Т. Г. Шевченко. Якобы без его участия.

Получив информацию, что Самсон направляется на обед, Кушнир дал команду к началу операции. Для этой акции был заранее украден легковой автомобиль ВАЗ-2109, а его номера заменены на фиктивные. На этой машине двое членов банды подъехали к кафе и, увидев Самсона на пороге, расстреляли его в упор.

Примерно в 19.20 вместе со своим окружением и родным братом Артуром Яша покидал кафе, когда у тротуара притормозила вишневая "семерка", откуда и прозвучали автоматные выстрелы. В это время у "Театрального" наблюдалось привычное оживление, так что без случайных жертв не обошлось. Был убит и скончался на месте сопровождавший братьев 34-летний чеченец Анатолий Хацыев, а также член их группировки уроженец Грозного 20-летний Николай Васильев. Ранения также получили девятиклассник СШ №23 и 38-летний армянин, приехавший в Донецк из Тбилиси по личным вопросам.

На большой скорости "семерка" обогнула Донецкий театр оперы и балета и скрылась в направлении улицы Университетской. Через десять минут горящий автомобиль был найден на Театральном проспекте недалеко от второго городского пруда. В том же месте неизвестные пересели в автомобиль "ВАЗ-2106" зеленого цвета и уехали к Южному автовокзалу. В салоне изъяли автомат и два магазина, а возле машины - три матерчатые перчатки и картонную упаковку с 13 патронами.

По словам очевидцев, Самсон-младший (брат Якова Богданова Артур) был с умирающим до последних минут. Когда Яша получил первую порцию свинца и упал на ступеньках кафе, первый, кто его подхватил, был младший брат. "Машину, живо!" - кричал Артур и, пачкаясь кровью, потащил тело к своему "Мерседесу-600". Автомобиль помчался в областную больницу, не обращая внимания на дорожные указатели и знаки светофора. Артур, держа на руках уже труп, ворвался в санпропускник и заорал белым халатам: "На стол! Шевелитесь, мать вашу. Если он умрет, я вас всех перестреляю. Его жизнь против вашей". Спустя десять минут молоденький хирург, дрожа всем телом, после минутного колебания сообщил маячившему в коридоре Артуру о смерти. Не стесняясь окружающих, тот зарыдал и произнес: "Я знаю сук, которые это сделали. Они все умрут!".

Может Артур действительно что-то знал, так как это была не первая попытка разлучить Самсонов с жизнью. 10 декабря 1994 года на проспекте Ильича возле Донецкого мясокомбината бронированный "Мерседес" Богдановых поравнялся у светофора со скромной "девяткой" из окошка которой внезапно выглянул ствол гранатомета! Но выпущенный снаряд срикошетил от брони. "Мерседес" вылетел на пешеходную аллею сквера между полосами одностороннего движения и, получив вдогонку несколько пуль из автомата, благополучно скрылся в сторону "Мотеля".

Автоматная очередь прошлась и по охране братьев, которая из-за возникшей суматохи врезалась на своем авто в опору светофора. В этом случае также имелись случайные жертвы: ранения получили водитель и пассажир оказавшегося рядом автомобиля. Несостоявшиеся киллеры бросили возле мясокомбината свою "девятку" вместе с автоматом Калашникова и двумя гранатометами, один из которых так и остался на боевом взводе (впоследствии он будет передан в музей внутренних дел УМВД как экспонат криминальной войны), и пересели в красные "Жигули-2108". Через полчаса на улице Ямальской в Буденновском районе "Жигули" врезались в осветительную опору. Перед тем, как окончательно скрыться, бандиты подожгли автомобиль. В салоне милиция изъяла еще три автомата и снаряженный магазин. Обе использовавшиеся при нападении машины числились в угоне.

Важный факт. Приглашение Москвича себя оправдало и убийство Самсона-старшего - первое из удавшихся банде Кушнира покушений на конкурентов. Но далеко не последнее.

"Приехав ко мне в Москву, Мага предложил поехать еще раз на Украину и помочь разобраться с "врагами", - рассказывал на следствии Болотских. - Он сказал, что убийство Самсона желаемого результата не принесло: дело в свои руки взял его младший брат, которого тоже надо устранить. Мага похвалился, что схема, разработанная с моим участием, оправдала себя. Как и предполагалось, сопротивления никто не оказывал, обошлось и без милицейской погони"...

"Шеф по Москве" снова попросил Болотских поехать в Донецк - помочь местной "братве" навести порядок. К Вадиму заехал домой на черном "Мерседесе" Мага и они отправились в Донецк. По пути Алиев объяснил Москвичу ситуацию.

В Донецке на одной из съемных квартир, по словам Болотских, он вместе с Кушниром, Рябиным, Алиевым, Акуловым и Филипенко разработали и согласовали между собой план ликвидации Артура Богданова (Самсона-младшего). Способ избрали тот же, что при нападении на Якова Богданова.

Отомстить за брата Артур не успел. 10 августа 1995 года Артур Богданов находился у матери в доме №22 по проспекту Ильича. Зная, что на него идет охота, он отпустил "Мерседес" и вызвал такси. Когда автомобиль с "шашечками" остановился у подъезда, Богданов вместе с охранником примерно в 9:30 вышел из своего дома и сел в такси - ГАЗ-24, который выехал в сторону проспекта Ильича. Получив об этом сообщение по рации от членов банды - "наблюдателей", группа стрелков на "Жигулях" под управлением Акулова двинулась навстречу такси. Между домами № 26 и № 32 по проспекту Ильича "Жигули" остановились. Москвич накинул на голову капюшон футболки, а Филипенко и еще один член банды (некий Николай) одели маски-шапочки с прорезями для глаз.

Такси с пассажирами принялось медленно выезжать со двора. Ехавшие следом "Жигули" пошли на обгон, затем автомобиль ушел вправо и "выдавил" такси на обочину. "Волга " врезалась в дерево. Тонированные стекла "Жигулей" опустились, и автоматные очереди начали поливать "Волгу". Убийцы хорошо знали свое дело: Артур и его верный охранник были сражены мгновенно, водителю слегка задело руку. Стекла "шестерки" вновь поднялись, и автомобиль скрылся в переулке.

"...До "Волги", на переднем сиденье которой расположился Самсон-младший, оставалось метров 20, - рассказывал Болотских. - Я, Игорь и Николай, вооруженные автоматами Калашникова, вышли на огневую позицию и стали в ряд. Я был в центре и сказал ребятам, чтобы они не зацепили водителя. Мы стреляли через переднее ветровое стекло в Самсона-младшего, а он, увидев нас, как мне показалось, попытался достать из-за пояса пистолет. Но не успел... Водитель такси выпал из кабины, а автомобиль продолжал двигаться в нашу сторону. Мы стреляли... Такси замерло возле нас справа. Правая дверь и ветровое стекло были изрешечены пулями, последние выстрелы в Самсона велись с расстояния двух метров. Я отстрелял все патроны. Николай с автоматом на изготовку сделал движение в сторону водителя, который лежал на асфальте лицом вниз. Я сказал, чтобы он его оставил. Мы сели в "Жигули", которые Акулов уже развернул в позицию для отхода"...

Перепуганные, но любопытные прохожие обступили продырявленную в шестнадцати местах "Волгу" с двумя трупами. Спустя минуту возле машины появился коротко стриженный парень с автоматом. Как свидетельствуют местные жители, все-таки у него было помповое ружье, автоматическое. Это был второй охранник Артура, приставленный охранять мать. Услышав стрельбу, он сбежал вниз, но все уже было кончено. Он впал в истерику и в исступлении принялся стрелять вверх.

Зеваки мигом бросились врассыпную. Вытащив из окровавленного салона труп шефа, охранник переложил его в припаркованную у соседнего подъезда "девятку". Перед этим он разбил прикладом боковое стекло и открыл дверь изнутри. Эти "Жигули" нашли спустя несколько часов.

Другие "Жигули", те что с автоматами внутри, стрелки бросили в частном жилом секторе, в километре от места преступления. Акулов облил салон бензином из пластиковых бутылок и поджег. В ста метрах их ждали другие "Жигули"-"девятка" и еще какой-то автомобиль, - транспорт для отхода вызывали по рации. Бандиты сразу уехали домой к одному из участников нападения.

"Вскоре после этого Болотских с Алиевым отбыли в Москву, где Мага дал Москвичу, по утверждению последнего, 500 или 700 долларов США. Хотя Болотских и подчеркивает, что участвовал в нападении на Артура Богданова не из-за денег, а из желания помочь Кушниру, Рябину и Маге.

"На своем бескорыстии Москвич настаивал и по другим убийствам. Так же, как и на том, что действовал всегда избирательно - стремился поразить лишь намеченный к ликвидации "объект" и щадил людей, по каким-либо причинам оказавшихся рядом с "приговоренным".

"Устранение очередного конкурента лишь обозлило "противников" банды Кушнира. Поэтому было решено временно залечь на дно. На такой случай "кушнировцы" заранее "арендовали" достаточное количество квартир в Донецке, Луганске и Киеве -- там и выжидали момент для нанесения нового удара по "врагам".

"А самым главным "врагом" для банды оставался Алик Грек, который, как и предполагали Кушниров с Рябиным, не мог простить им покушения на себя и убийства своих людей.

Второй обыск в "Люксе"

Когда 3 октября 1995 года была обстреляна легковая машина возле гастронома "Славутич" Киевского района Донецка, искать стрелявших начали именно в вотчине Александра Брагина. Болдовский прокомментировал свое решение так: "Одна из машин, которая сегодня обстреляла вишневую "девятку" в Киевском районе, предположительно принадлежит фирме "Люкс". Произошел редкий случай - один из позвонивших нам свидетелей точно назвал номер этой машины".

Наиболее распространенная версия случившегося на Киевском проспекте выглядит примерно так: "Хвост", следовавший за "Мерседесом" Брагина, вел себя крайне нагло и охрана "Люкса" решила проучить наглецов. Якобы, именно они обстреляли машины своих преследователей.

Аркадий Болдовский принимает решение провести очередной обыск "Люкса".

Он сам возглавлял эту операцию, но как сообщил впоследствии прокурор Киевского района Леонид Червяков (нынешний прокурор Донецка), он санкции на обыск не давал: "Да, ко мне обращались с просьбой о выдаче санкции. Она получена не была".

Как и два прошлых раза, никакого "компромата" на Алика Грека обнаружено не было. В связи с этим обыском несколько яснее стала судьба одного из сотрудников брагинской фирмы "Люкс" Р. Маркулова, который создает в Донецкой области политическую организацию - "Либеральную партию Украины". Однако он неожиданно исчезает, чуть ли не при загадочных обстоятельствах. Согласно материалам следствия, председатель партии бежал в Англию, где попросил политического убежища. Причиной послужил... "чрезвычайно смелый шаг правоохранительных органов Донецка, которые в августе 1995 года провели обыск в гостинице "Люкс" и обнаружили там целый арсенал оружия и боеприпасов" - пишет "Дело и право".- "Всего было найдено пять карабинов, десяток спортивных, охотничьих ружей, снайперскую винтовку с оптическим прицелом и боеприпасы к ним, а также около десятка радиостанций, множество бронежилетов". Но вся амуниция якобы принадлежала не "Люксу"... Сам Брагин великодушно "простил" обидчиков: "Хочу подчеркнуть, что к действиям правоохранительных органов у нас на этот раз нет претензий. Они действовали абсолютно верно в той ситуации, которая создалась 3 октября в Донецке".

А может быть, жаль, что милиции не удалось зацепиться и арестовать Ахатя Хафисовича. Тогда бы он точно не поехал на тот злополучный матч "Шахтера" с "Таврией". Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

Убийство Ахатя Брагина

После неудачного покушения на Ахатя Брагина, которого в Песках спасла голубятня, было решено заложить радиоуправляемое взрывное устройство в том месте, где Брагин рано или поздно должен был появиться. Поначалу разгоряченные бандитские умы из группировки Кушнира на полном серьезе рассматривали возможность сбить самолет с футбольной командой и ее президентом в воздухе при взлете или приземлении. В этом случае намеревались использовать ракетную установку или на худой случай гранатомет. Но в итоге остановились на не менее оригинальном варианте.

Судя по показаниям Болотских, идея взрыва на стадионе принадлежала Кушниру. Закладкой радиоуправляемого устройства занялись Андрей Акулов и его близкий друг Игорь Филиппенко. Несколько ночей они долбили отверстие в бетонном основании у входа на трибуну для почетных гостей. Затем заложили пять килограммов пластита с детонирующим устройством, которое приводилось в действие радиосигналом.

Углубление тщательно зацементировали. К тому же место закладки накрыли деревянной ступенькой. Минирование произвели за две-три недели до взрыва. Первоначально планировалось, что Брагин будет убит на матче "Шахтера" с "Брюгге". Однако по какой-то причине Грек на матч не приехал.

Рябин и Кушнир начали волноваться, опасаясь, что аккумуляторы взрывного устройства сядут и оно не сработает. Впоследствии эксперты-взрывники подтвердили, что аккумуляторы действительно вполне могли разрядиться, тем более что после закладки бомбы в Донецке несколько дней шли дожди. Бандиты решили повторить попытку устранения Брагина на первой же ближайшей игре "Шахтера" с симферопольской "Таврией". Это было 15 октября 1995 года.

За десять минут до прибытия президента футбольного клуба к служебному входу подъехала охрана. Она внимательно осмотрела все закоулки, поднялась на трибуну и, не выявив ничего подозрительного, сообщила по рации: вход безопасен. В 17:03, когда Брагин со свитой охраны прибыл на стадион и вошел в коридор, ведущий на второй ярус, Игорь Филиппенко, прогуливающийся рядом в форме сотрудника милиции, активизировал дистанционное устройство. Его прикрывал на случай возможных осложнений майор уголовного розыска Калининского райотдела, - тот самый Синенко, ныне уже депортированный из Греции в Украину. По версии следствия, находился неподалеку и Вадим Болотских, держащий связь с наблюдателями, предупредивших по рации о появлении Брагина. Смерть настигла Брагина и телохранителей возле входа на трибуну. Взрыв был направлен так, что принес минимальные разрушения при максимальном эффекте. После взрыва, воспользовавшись суматохой, все участники массового убийства незаметно скрылись.

"На трибуне уже находились пятеро официальных лиц: председатель Донецкого облспорткомитета А. Кучеров, его заместитель и три гостя из Крыма. Взрывная волна вынесла входную дверь и разметала человеческие останки. В радиусе 30 метров валялись руки, ноги, внутренности. Отдельно лежало чье-то остановившееся сердце. Картина не для слабонервных. Областная администрация выделила три спецмашины, которые принялись свозить останки в Калининский морг. Провести идентификацию и опознание оказалось практически невозможно. Привезенные части тел патологоанатомы складывали на шести столах" - пишет Александр Кучинский.

Нынешний директор департамента по связям с общественностью ФК "Шахтер" Марк Левицкий тогда был действующим журналистом и комментировал футбольный матч между "Шахтером" и симферопольской "Таврией". Комментаторские кабины расположена рядом с трибуной VIP и Марк Юрьевич видел много из того, чего не выхватила камера. Удивительным было опоздание на матч президента Шахтера Александра Брагина. Прошло пять минут с начала матча, когда появилась охрана, а за ней и сам президент. Минутой позже раздался оглушительный взрыв. "Я подумал, что разлетелась стена за трибуной". - рассказывает Левицкий. С его места было плохо видно место взрыва. Над ложей стояли клубы дыма. Испуганные зрители в спешке покидали свои места и бежали на футбольное поле. Судья прервал матч. Левицкий подбежал к телеоператору, находившемуся чуть выше. "Что случилось?" - спросил. - "Лучше туда не ходи. На трибуне только кровь и куски тел", - сказал оператор.

Болельщики к счастью не пострадали - ограждение VIP-ложи послужило экраном и взрывная волна ушла в вверх, по пути превратив в кашу ее посетителей... Я уже упоминал о том, то Брагин был опознан только по часам "Rollex" Очевидцы взрыва утверждают, что из-за шума, который обычен на спортивных аренах, многие вообще подумали, что фанами взорвана мощная петарда. Правоохранители не возражали против такого мнения и организовано вывели народ с трибун, избежав паники.

По данным милиции, уцелел один из охранников, некто Кухарев, оставшийся снаружи. Его доставили в больницу на следующий день. Была и случайная жертва - буфетчица, которую задело взрывной волной и ударило о стену. Женщина получила сотрясение мозга и повреждение тазобедренного сустава.

В эти минуты в киноконцертном комплексе "Донецк" начала свое выступление Любовь Успенская. "Едва я успела спеть первую песню, - вспоминала певица, - как зрители первых рядов встали и пошли к выходу. Большинство из них были со спутницами и держали в руках сотовые телефоны. Я была шокирована. Такого у меня на концертах не случалось никогда. Я с трудом закончила выступление и лишь тогда узнала, что погиб Брагин".

Некоторые мои коллеги побывали на месте преступления. Потом они, конечно, были допрошены соответствующими органами. Мне же не удалось собрать их воспоминаний об этих событиях, так как с тех пор минуло много лет и все мне известные личности покинули Донецк - кто уехал покорять столицу Украины, кто в Москву, а кто и зарубеж. Особенно интересны были бы воспоминания фотокорра газеты "Жизнь" Бориса Добромыслова, ныне проживающего в Австралии. Он одним из первых оказался на месте происшествия и успел сделать несколько кадров до прибытия официальных лиц. Как утверждают его друзья, позже пленка была выкуплена или родственниками погибших (по одной из версий) или органами.

Люди, близко знавшие Ахатя Хафисовича, утверждали, что он чувствовал приближающуюся смерть: "Я знаю, что скоро умру, но к смерти не готовлюсь. Я только сожалею, что прожил так мало". Погибшему исполнилось сорок два.

Ахатя Брагина хоронили по мусульманскому обычаю. Обмыли останки тела, завернули в погребальный саван, на чиназе - специальных носилках - вынесли во двор дома, где уже столпились сотни желающих проститься. Длинная траурная процессия тронулась к мечети возле шахтоуправления "Октябрьское". Около мечети муфтий Айса Хаметов совершил молебен по усопшему. Вскоре тело Брагина предали земле на Пролетарском кладбище. Над похоронной процессией кружил вертолет...

Так закончил свои дни Ахать Брагин - один из самых влиятельных нуворишей Донецка и Украины. "Его помнят как первого президента ФК "Шахтер", протянувшего руку немалой финансовой помощи футбольной команде, находившейся в середине 90-х годов на грани финансового кризиса. Его именем назван международный юношеский турнир по футболу и областная ассоциация любителей голубей". - пишет "Остров".

"Ахать Хафисович Брагин имел влияние на крупную часть производственной и торговой сферы региона, выступал спонсором многих мероприятий. Он дал вторую жизнь футбольному клубу, стоявшему на краю финансовой пропасти и выигравшему в 1995 году Кубок Украины, впервые оплатил рейс на Белфаст для болельщиков клуба и стал издателем газеты "Донецкие новости". - пишет Александр Кучинский.

О том, что убийство Брагина - на тот момент безусловного лидера донбасской бизнес-элиты, которую сейчас называют "донецким кланом" - произойдет способом, опасным для жизни многих людей, якобы знали, кроме непосредственного исполнителя Филиппенко (это он нажимал на кнопку пульта, замаскированного под брелок автосигнализации) и главарей, только он да Акулов. Сам Болотских в этот день отсутствовал в Донецке (в этой части он уже на суде изменил свои прежние показания). Накануне этих событий он якобы с Рябиным ездил в Харьков на коммерческую сделку, связанную с нефтью. Вернувшись в Донецк, тут же улетел в Москву, и приехал в очередной раз в Украину лишь весной будущего года. А в период подготовки взрыва бывал на стадионе и прикидывал что к чему, даже сидел на матче с "Брюгге", когда взрыв сорвался из-за не приезда Брагина.

Однако у представителей обвинения иное мнение на счет Болотских. В свое время в квартире Болотских в Москве россияне провели обыск и нашли несколько тетрадей с конспектами по взрывному делу. Правда, "Москвич" пояснил, что дал точное описание устройства, взорванного на стадионе "Шахтер" потому, что видел его в одной из съемных квартир в Донецке, когда приехал из Харькова.

По свидетельству Болотских, в операции участвовало около десяти членов банды. В том числе и Синенко, не являвшийся членом группировки, но по каким-то мотивам давший согласие на участие в этом преступлении. Именно он находился рядом с Филиппенко для оказания последнему помощи, если возникнет непредвиденная ситуация. Итак, в 17 часов 02 минуты взрывное устройство было приведено в действие - именно в этот момент Брагин и сопровождавшие его лица вошли в ложу. На телекартинке, сопровождавшей матч, отлично видно, как в результате детонации содрогнулась камера... В результате вместе с Ахатем Брагиным были убиты пять человек, еще трое - тяжело ранены. Как уточнил Болотских, в тот же день все участники преступления покинули город: часть переехала в Киев, часть - в Луганск на заранее снятые квартиры. Сам Болотских вернулся в Москву. Кушнир уехал в Израиль, чтобы там не только отсидеться, но и вернуть себе долг у одного своего знакомого.

Допрошенный в Израиле в порядке международной программы содействия раскрытию преступлений свидетель Борис Фарфиль подтвердил, что во время встречи в кафе "Рецитал" в городе Хайфа Кушнир хотел получить деньги в размере 300 000 долларов, которые якобы ему завещал Череватченко. С Евгением Борисовичем был Мага; по описанию жителя Хайфы - крепкий кавказец, с виду борец: мускулистый, толстая широкая шея, уши "поломанные". В отношении Фарфиля оба его собеседника были настроены решительно. Поняв, что под предлогом завещания денег не получить, Кушнир предложил старому знакомому материально поучаствовать в войне с противоборствующей группировкой. А чтоб убедить, насколько серьезны и конструктивны его намерения, Евгений Борисович упомянул, что взрыв "Грека" на стадионе "Шахтер" - его рук дело. Так что если Борис финансово поддержит его группировку в борьбе за влияние в регионе, то вскоре они вместе вернутся в Донецк победителями. После этого Фарфиль Кушнира больше не видел. Но слышал, что его убили. "Тогда кушнировцам пришлось уйти в подполье на целый год", - считает большинство источников. Но это не совсем так.

На очереди стояло устранение Александра Момота, которое произошло в мае 1996 года. И его также инкриминируют банде Кушнира.

Убийство Момота

Однако между этими преступлениями в ряду самых резонансных убийств стало еще одно - расстрел донецкого бизнесмена Александра Шведченко. Он родился в Селидово, в зрелом возрасте переехал в Донецк, успев за короткий период сколотить немалое состояние. В большой бизнес Александр Шведченко пришел с поста госслужащего. Некоторое время он возглавлял Селидовский горсовет, затем занимал должность заместителя главы Донецкой обладминистрации. Когда Шведченко активизировал свою коммерческую деятельность, у него появились влиятельные враги. Наиболее сложной оказалась борьба за перспективную компанию "Itera-Energy", вернее, за право представлять ее интересы в Украине. Эта энергетическая компания, штаб-квартира которой располагается в Москве, одна из немногих подобных структур, поставляющих газ (в данном случае туркменский) в Украину. Все, кто знал его лично, отмечают немалое обаяние и жизнерадостность. Я соглашусь, так как не раз доводилось контактировать с ним по работе: именно он сделал баскетбольный "Шахтер" украинским суперклубом, бросив вызов столичным гигантам.

Итак, 28 марта 1996 года на Подоле был убит руководитель представительства "Itera Energy", на тот момент крупнейшего поставщика газа в Украину, президент донецкого баскетбольного клуба "Шахтер-АСКО" и руководитель фирмы "АлМар" Александр Шведченко. Охрана не обратила внимания на группу молодых людей, беседующих поблизости. А если и обратила, то слишком поздно. Все четверо парней быстро повернулись к подошедшему президенту, молниеносно выхватили из-под длинных плащей пистолеты, заблаговременно снятые с предохранителей, и открыли огонь практически в упор. Судя по всему, роли между киллерами были распределены: трое нейтрализовали охрану, четвертый выстрелил в голову Шведченко. Первая пуля угодила в глаз и свалила того с ног. Стрельба продолжалась несколько секунд. Убийц за углом поджидала автомашина, на которой они и скрылись (по другой верссии это были два BMW). Пистолеты были оставлены на месте преступления. Шведченко и один из охранников скончались, не приходя в сознание, по дороге в больницу. Остальных привезли в операционную еще живыми. Вскоре к залитому кровью входу "Itera Energy" прибыла милицейская бригада во главе с начальником Главного управления по борьбе с организованной преступностью при МВД Украины.
Введенный для розыска преступников милицейский план "Сирена" результатов не принес.

Вице-президент "Itera Energy" Валерий Маркотенко, через несколько часов после убийства прилетевший из Москвы в Киев, заявил, что убийство президента украинского филиала фирмы не имеет никакого отношения к "Itera Energy". По его словам, Александр Шведченко лишь три недели работал в фирме. "Он только знакомился с людьми и задачами, которые ему предстояло решать, поэтому мы не связываем данное убийство с нашим бизнесом".

В день погребения, 30 марта, хлестал проливной дождь. Фойе донецкого Дворца спорта "Дружба" заполнилось до отказа. Среди тех, кто пришел проститься с покойным, были спортивные знаменитости, политические деятели, артисты, предприниматели. Седые представительные мужи плакали навзрыд. Наконец президент "Шахтер-АСКО" был поднят на последнюю, недосягаемую для обычных смертных высоту: гроб несли баскетболисты.

Убийство Шведа, как его называли друзья, до сих пор не раскрыто. После его смерти зачах, а затем и вовсе прекратил свое существование баскетбольный клуб "Шахтер", объявленный банкротом в сентябре 2002 года. Остался на плаву лишь юношеский баскетбольный клуб им А. Д. Шведченко, который раз в год проводит международные турниры его памяти. Вообще, с тех пор в Донецке в большом ходу мемориалы...

Многие видят в деле Шведа днепровский след - быстрый прогресс Шведченко и, как следствие, донецкого бизнесмена в руководство национальной корпорацией был невыгоден конкурентам "Итеры", которые в тот момент представляли Днепропетровск.

Считается, что убийства Момота и Шведченко каким-то образом связаны друг с другом и я не случайно объединил их в одну главу.

В начале апреля 1996 года журналист газеты "Право и дело" напомнил президенту АО "Данко" о недавнем разговоре, чтоб узнать: когда издание сможет приступить к подготовке публикации о ситуации на газовом рынке Украины и региона. "Ведь есть силы, в том числе и в России, которые хотят этот рынок подмять под себя, использовать непростое положение с расчетами за газ в своих интересах". - говорил Момот незадолго до убиства Шведченко. В апреле же Момот ответил: "Тема слишком острая и опасная. Вот и Александра Шведченко убили недавно. Лучше повременить".

Журналист ответил, что газета как раз готовит материал о гибели президента украинского представительства "Итеры". "Момот проявил к этому самый живой интерес, спросил: в чем мы видим причины организованного убийства Шведченко? И сказал: чтобы браться за такую тему, нужно обладать незаурядной журналистской смелостью. Это прозвучало не только как похвала, но и как оценка опасности "газовой темы". - вспоминает источник. Александр Момот, наверное, знал: откуда может последовать удар. Но, очевидно, не предполагал, что это произойдет так скоро.

Кстати, в конце мая 1996 года, примерно через неделю после гибели президента "Данко", в Донецк приезжали следователи из прокуратуры г. Киева, у которых было в производстве дело по ликвидации руководителя украинского представительства газовой "Итеры". Киевляне пытались разобраться: что общего между убийствами двух Александров - Момота и Шведченко? В возможных мотивах заказчиков, в почерке исполнителей.

Прокурор-криминалист рассказывал, как после гибели А. Момота они осматривали его кабинет в АО "Данко". На рабочем столе обратили внимание на газету "Дело и право" N 3. Она была раскрыта на 6-й странице со статьей "За что убили Александра Шведченко?"

Связь в убийствах Шведа и Момота, похоже, одна - Днепропетровск. В 1996 году, когда вместе с Магой Москвич находился в Днепропетровске, тот его снова попросил помочь Кушниру - убрать одного коммерсанта, который поддерживает группировку противника. Это оказался Александр Момот, руководитель фирмы "Данко".

16 мая 1996 года президента АО "Данко" лишили жизни менее изощренным способом, чем Ахатя Брагина, но это не значит, что менее продумано и жестоко. Просто сделать это было легче - ни охраны, ни мер предосторожности, свойственных бизнесменам такого уровня - Александр слыл фаталистом. Впрочем, судя по кровавой истории Донецка, любые превентивные меры мало что значат, если запущен смертоносный механизм и подключены профессионалы своего ремесла.

В тот вечер, как это нередко случалось, Александр задержался по делам, и домой возвращался довольно поздно - после 21:30, "Джип" с президентом "Данко" и его водителем заехал во двор дома, где жил А.В. Момот, единственно возможным путем - с улицы Кобозева, мимо двух корпусов технического университета. Автомобиль остановился напротив подъезда и водитель направился к дверям - открывать кодовый замок. Александр вышел следом, но немного замешкался у "Джипа". И тут из темноты появился неизвестный. Очевидцы услышали два хлопка, после которых водитель упал. И пистолет тут же обратился к основной, приговоренной кем-то жертве. Александр пытался спастись, но его бег был прерван несколькими выстрелами - он упал. После этого последовал контрольный. И убийцы сразу скрылись. Люди видели двух парней, сбегавших вниз по ступеням, от корпуса техуниверситета - они направились на бульвар Пушкина.

Все произошло мгновенно - на непосредственное исполнение смертельного замысла понадобилось около двух минут. Было темно, очевидцев мало, показания их - противоречивы. Сотрудники милиции не могли даже составить фотороботы преступников. То есть обвинения практически полностью основано на показаниях обвиняемых. Что не есть хорошо.

Работа сыщиков, криминалистов, экспертов и следователей на месте происшествия и вокруг него ощутимых результатов не принесла. Пули, поразившие Александра и его водителя и изъятые ведущими расследование, были выпущены предположительно из пистолета иностранного производства - типа "беретты" или "браунинга". По данным Александра Кучинского эксперты насчитали на трупе Момота пять ранений, два из которых пришлись в голову - все пули были выпущены из пистолета "ТТ". Разночтения объясняются просто. На месте преступления оружия не нашли - редкий случай в истории "заказа"! - убийцы унесли его с собой, а не выбросили по пути, как это делают нередко, избавляясь от громоздких автоматов или снайперских винтовок. Каких-либо следов или перспективных "зацепок" на месте убийства обнаружить не удалось.

В случаях подобных заказных убийств обычно разрабатываются такие версии: устранение сильного конкурента в той сфере рынка и производства, где успешно действовал объект покушения; заказчик убийства намеревался усилить собственное влияние в экономических и властных структурах, которые контролировал конкурент; параллельно - акция устрашения компаньонов жертвы - чтоб оставили сферу, которую контролировал убитый; акция должника, не желавшего возвращать крупную сумму; личные мотивы (месть, конфликт на бытовой почве и т.п.)

Сразу после гибели А.В. Момота и позже следователи и оперативники, а также журналисты некоторых изданий рассматривали в качестве основных версии, касающиеся передела сфер влияния на рынке газа и металла (не исключая, впрочем, и остальные из названных выше). Эти предположения имели веские основания.

С начала 1996 года в прессе не раз отмечалось, что Донецкая область - единственная в Украине ведет расчеты за поставленный газ напрямую, через собственную структуру - корпорацию "Индустриальный Союз Донбасса", а не через "Единые энергетические системы Украины" (ЕЭСУ), как все остальные. Понятно, что при энергоемкости предприятий нашего промышленного региона (более 20 % потребления Украины) контроль над "газовыми деньгами" был желанным. И тогдашний премьер Лазаренко, покровительствовавший ЕЭСУ, явно не хотел отдавать Донецку на откуп столь лакомый кусок. Тут впервые появляется на донецкой сцене экс-премьер Украины, набравший к тому времени всю полноту власти. Он стал премьером 28 мая 1996 года, получив поддержку сразу 300 депутатов. Практически сразу же новое правительство начало проводить реформы в топливно-энергетическом комплексе. Лазаренко можно назвать отцом ныне отжившей свое модели энергорынка с разветвленной системой взаимозачетов, против которых позже самоотверженно боролась Юлия Тимошенко, на них же и поднявшаяся. Он реформировал сбыт газа, и трейдеры получили региональный раздел рынка вместо отраслевого, как было раньше. Он же стоял у истоков создания системы вывоза отработанного ядерного топлива и ввоза свежего.

Президент "Данко", являвшийся параллельно одним из создателей "Индустриального Союза Донбасса", по словам людей компетентных, якобы разработал и внедрил такую умную схему расчетов, что отобрать "газовые деньги" у Донбасса было не так-то просто даже всесильному тогда премьеру.

В мае-июне 1996 года никто еще прямо не утверждал, что Лазаренко как-то причастен к убийству Александра Момота (официальное заявление об этом прозвучало лишь через четыре с лишним года и насколько оно соответствует действительности - неизвестно ). Ведущие уголовное расследование, проверяли и версию и о том, что уход Момота из "газовой сферы" и вообще с ключевых позиций в экономике Донбасса был выгоден кому-то в регионе.

Что касается сфер передела влияния на рынке металла, то здесь вроде бы имелись недовольные тем, что "Данко" приобрело контрольный пакет акций и стало фактическим собственником ОАО "Енакиевский металлургический завод". В этой версии логики было меньше, чем в любой из двух предыдущих. Сделка по заводу состоялась, контрольный пакет акций предприятия (кстати, старейшего в области среди подобных, на тот момент безнадежно убыточного, остро нуждающегося в реконструкции) был не у Александра Момота лично, а у АО "Данко" и пути назад как бы не было... Еще меньше нашлось доказательных аргументов в пользу других версий.

До конца 1998 года дело по факту убийства А.В. Момота находилось поочередно в производстве у пяти следователей. "По горячим следам", первые две недели, им занимались сотрудники Ворошиловской районной и Донецкой городской прокуратур. А в начале июня 1996 года дело поступило в следственный отдел областной прокуратуры.

Сотрудник, который здесь сразу принял его, недолго вел расследование, а вскоре передал своему коллеге, недавно переведенному из районной прокуратуры. Вот этот, четвертый по счету, следователь занимался исключительно этим заказным убийством почти год.

После него, с лета 1997 года, дело А.В. Момота перешло к очередному, пятому следователю. Возможностей активизировать расследование было немного- все, что можно было установить следственным путем, к концу 1998 года было установлено и проверено. И дело, по сложившейся практике, отправили в архив Ворошиловской райпрокуратуры, в которой оно и возбуждалось 17 мая 1996 года, по месту совершения преступления.

Что конкретно успел и сумел каждый из пяти сотрудников, отвечавших за расследование - неизвестно. Да это, наверное, в данном случае и не важно. Собранные материалы уместились в четырех томах уголовного дела. Это немало, учитывая, что расследовался всего один эпизод, причем исходный материал был скудным и дело так и осталось "фактовым" (возбужденным и расследовавшимся по факту преступления) - ни обвиняемых, ни даже конкретных подозреваемых по нему не было.

1, 2 и 3 июня 2000 года по каналам украинского телевидения (программы "ТСН", "Подробности - Интер" и "УТН") транслировались выдержки видеозаписи с брифингов заместителя Генпрокурора Украины Н. Обихода, курирующего расследование особо важных, резонансных дел. Николай Сергеевич тогда впервые официально объявил, что Павел Лазаренко, пребывающий в США, обвиняется в ряде заказных убийств из корыстных побуждений, в связи с этим 30 мая 2000 года в отношении экс-премьера Генпрокуратура возбудила еще одно уголовное дело.

По данным следствия, на счету преступной группировки, член которой задержан, - 8 эпизодов заказных убийств. Большинство из них организованы по указанию П. Лазаренко. Их жертвы - Е. Щербань и А. Брагин (их имена Н. Обиход уже называл в конце мая в качестве пострадавших от злого умысла Лазаренко), а также известный предприниматель Александр Момот, братья Богдановы, имевшие отношение к фирме "Люкс" и другие.

Так имя первого президента "Данко" было впервые названо - официально и публично - в ряде пострадавших от той же преступной группировки, что и А. Брагин и Е. Щербань (до этого оно помещалось особняком). Как видим, фамилии Шведченко здесь нет.

Примерно 20 мая 2000 года дело по убийству Момота изъяли из архива райпрокуратуры и возобновили работу по нему. Его принял к своему производству старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры и, учитывая общих исполнителей, а, возможно, и заказчиков, объединил с делами по убийствам А. Брагина, Е. Щербаня, братьев Якова и Артура Богдановых. Кстати, о том, что расследование "дела Момота" требует уровня Генеральной, а не областной или городской прокуратуры, специалисты говорили с первых дней после этого преступления.

Тогда же, после 20 мая 2000 года, "киллера из России", о котором говорил Н. Обиход, члены следственно-оперативной бригады Генпрокуратуры и МВД привозили в Донецк для воспроизведения событий и обстоятельств преступлений. Много знающий очевидец и участник преступлений

Побывали командированные из Киева следователи и сыщики с важным обвиняемым и в том дворе по проспекту 25-летия РККА, рядом с бульваром Пушкина, где 16 мая 1996 года в 21:50 оборвалась жизнь первого президента "Данко". Заезжий киллер - а это, как уже стало понятно, был Вадим Болотских, он же Москвич, - показал и рассказал о многом.

В мае 96-го Москвичу было 22 года и постоянной работы не имел. Он говорит, что в Донецк приезжал по поручению своего московского шефа, которого сейчас уже нет в живых. Сам вроде бы корыстных мотивов не имел - просто старался угодить шефу, которому многим обязан. В ходе ликвидаций играл, по собственному утверждению, второстепенную роль. Если и был стрелком, то не основным. По данным сотрудников украинской Генпрокуратуры и киевского адвоката Вадима Дмитрия Поезда, задержали его сотрудники ГУБОП МВД России. Произошло это в Москве 16 мая 2000 года (ровно через 4 года - день в день! - после гибели А. Момота). Задержанного лишили водительских прав, допросили и отпустили. На следующий день Москвича пригласили в отделение милиции - забрать права. И опять допросили. Своей жене Марии Вадим пообещал, что скоро вернется. Но голос мужа та услышала только через десять дней - он звонил из Генпрокуратуры Украины...

Получается, что Вадима просто похитили и тайно вывезли из Москвы в Киев. Мария приехала в столицу Украины и там от адвоката мужа узнала, что Болотских обвиняется в покушении на народного депутата Украины Е. Щербаня, совершенном в 1996 году в аэропорту Донецка. По версии украинских следователей, он является одним из киллеров совершивших убийство нардепа.

Обвиняемый в участии в заказных убийствах, Вадим в сентябре 2000 года отдал жене заявление на имя прокурора Москвы, в котором указывает, что его из России в Украину вывезли обманным путем. В Генпрокуратуре Украины он написал явку с повинной, однако, как утверждает, сделал это под давлением следователей.

Что же рассказал Болотских или был вынужден рассказать по "делу Момота"? Готовилось покушение, как всегда в таких случаях, загодя. Сначала привлеченные к организации убийства определили место: где это удобнее сделать. Изучили распорядок дня, маршруты следования Александра и решили: вечером у дома. Так как охрана не наблюдалась, посчитали, что двух стрелков будет достаточно.

Исполнители (дончанин и москвич) мимоходом, чтоб не привлекать внимания, осмотрели двор, наметили пути подхода к жертве и отхода после совершения задуманного. Спланировали саму операцию, определили - что понадобится для ее проведения: пистолеты с глушителями и полностью снаряженными обоймами, угнанный автомобиль - чтоб подвез поближе к месту события и быстро увез потом; средства связи - с теми, кто отслеживал передвижение объекта и с водителем используемого в операции транспортного средства - оно не должно было маячить близ места происшествия, а появиться за минуту-другую до того, как киллеры вернутся на бульвар Пушкина и дальше - на Университетскую.

В условленное место в начале бульвара исполнители прибыли примерно за час до приезда Александра. Они знали: где он, и ожидали - когда выедет домой. Наконец, по рации поступил сигнал: едет. Кто дал этот сигнал? Двое не спеша двинулись к ступеням, ведущим к корпусу техуниверситета. Мимо них проехал "джип", что вез Александра Васильевича домой, и киллеры чуть ускорили шаг. Было уже темно и пара с пистолетами укрылась за кустами близ дворовых хозяйственных построек.

"Джип" затормозил метрах в пятнадцати от них. К нему, как и договаривались, направился "дончанин" - Вадим блокировал пути возможного отхода жертвы.

Основной исполнитель в начале выстрелил дважды по водителю Александра, что уже подошел к дверям подъезда. Тот упал и тогда "дончанин" направил пистолет на президента "Данко", что находился рядом, наверное, даже не успев еще понять: что происходит? Когда Александр побежал, он был уже ранен, вслед ему стреляли уже оба киллера. Момот упал, пробежав чуть больше десятка метров. Контрольный выстрел произвел "дончанин", после чего оба киллера двинулись вниз по ступеням, по которым за пять минут до этого поднимались. В условленном месте бульвара их уже ожидали "Жигули"...Отметим, что изначально не указывалось, кто именно был за рулем автомобиля.

После допроса некоего Денисова многое стало ясно. Собственно, сам Денисов не стрелял в "заказных" бизнесменов и не закладывал взрывчатку под гостевую тумбу стадиона "Шахтер". В банде, как и у других вступивших в нее парней, у уроженца Ясиноватой были своя, четко очерченная роль и соответствующая ей характерная кличка. С весны 1995 года по начало 1998 года он работал водителем - возил на различных автомобилях, преимущественно неприметных "Жигулях" членов банды. У Денисова была кличка Лошадь, отражавшая его функциональные обязанности и некоторую неуклюжесть в движениях. За свою работу Денисов получал от Кушнира 200-300 долларов в месяц. За дальние командировки (например, в Киев и Владикавказ) ему щедро доплачивали. Последние 200 долларов Лошадь получил от Носа-Кушнира в январе 1998 года. Не такие уж большие даже по тем временам деньги.

Именно он привез Вадима Болотских (Москвича), имевшего навыки организации взрывов к стадиону "Шахтер" 15 октября 1995 года - согласно показаниям Денисова, в ходе этой смертоносной акции Болотских работал в группе связников и страховщиков. Хотя сам Болотских на суде (см. выше) и утверждал, что не был в этот день в Донецке.

Того же Москвича и основного киллера, скрытого под псевдо "дончанин", Денисов подвез 16 мая 1996 года около 21 часа на бульвар Пушкина и высадил недалеко от дома, где жил Александр Момот. Кто такой "дончанин"? Это 26-летний Вячеслав Волков (он же Волчок и Сава), который ранее около двух лет служил в милицейском спецподразделении. Убили его в конце 1997 года при загадочных обстоятельствах...

Скрываясь после преступления, уже через час один из киллеров пересел из другого автомобиля к нему в "Жигули" в условленном месте на улице Университетской. И Денисов доставил его на Калиновку, в район завода "Стройдеталь", где их ожидал Кушнир на одной из своих съемных квартир. Главарь принял отчет о сделанном. По крайней мере, так утверждает Болотских.

Успел ли Кушнир вернуться из Израиля в Украину к тому времени? Ведь по данным других источников, он легально приехал в Украину только в 1998 году, незадолго до своей гибели. Может кто из ОВИРа и просветит... Хотя вряд ли Нос в это трудное время пользовался его услугами и ничто не мешало ему приехать в страну нелегально. С другой стороны, опять же отмечу, что это показания обвиняемых, не подкрепленные никакими косвенными уликами.

Покушение на Павла Лазаренко и...

1996 год был, пожалуй, самым кровавым в новейшей истории Донбасса. И пусть резонансных убийств непосредственно в Донецке было немного, но "по мелочи", если такое определение употребимо в отношении человеческой жизни, полегло немало. Все случаи скрупулезно перечислены Александром Кучинским.

10 января 1996 года в 9:00 в микрорайоне Текстильщик два молодых человека подстерегли отъезжавшие от дома №2 по улице Высоцкого автомобили "ВАЗ-2106" и "Форд-Скорпио" и открыли огонь из автоматов. В результате тяжелые ранения получили 34-летний Сергей Асланов, директор 000 "Скиф", и 32-летний Иван Фасулаки. Убийцы бросили оружие на месте преступления. Фасулаки скончался на месте, Асланову удалось выжить. Правоохранительным органам директор 000 "Скиф" был известен как знакомый Леонида Фищука, участника ОПГ Рябина - Кушнира, который контролировал рынки Кировского района. Фасулаки, по оперативным данным, вообще имел ярко выраженное криминальное прошлое. В связи с этим предполагалось, что покушение организовано либо лицами, с кем у Асланова возникли конфликты на почве коммерческой деятельности, либо недругами Фасулаки, оставившего свои уголовные следы в Киеве, Луганске, Стаханове.

19 апреля 1996 года в Червоногвардейском районе Макеевки вспыхнул скандал из-за покушения на директора частной гостиницы "Камелия". Заложенное на ее территории самодельное взрывное устройство из-за сырой погоды взорвалось раньше намеченного бандитами срока. После этого инцидента в гостиницу отказалась поселяться зарубежная делегация врачей-онкологов, приехавшая на научный семинар. Разобраться милиции помог сам директор, бывший сотрудник КГБ. Он утверждал, что хотели взорвать именно его и даже указал на предполагаемого заказчика - партнера по бизнесу. Благодаря его помощи удалось оперативно выйти на двух исполнителей заказа из Днепропетровской области (sic!) и задержать их.

21 апреля 1996 года в 12 часов 20 минут на проспекте Дзержинского в Калининском районе Донецка жертвой двух неизвестных в масках, подъехавших на автомобиле "ВАЗ-21061" цвета "спелой вишни", стал 48-летний Георгий Морозов, в прошлом пять раз судимый по статьям за грабеж, хулиганство, нанесение тяжких телесных повреждений, кражу личного имущества, мошенничество и подделку документов. В Морозова открыли огонь из автомата и пистолета (возле трупа обнаружили 17 автоматных и 7 пистолетных гильз). Сгоревшую машину с оружием в тот же день нашли по улице Лесостепной. Несмотря на обилие судимостей, убитый не был влиятельной личностью в уголовной среде.

Особый резонанс вызвало убийство 23 июля 1996 года на улице Фиолетова в Киевском районе Донецка. Рано утром в доме №38 были найдены пять тел с пулевыми отверстиями: братьев-близнецов Владимира и Вячеслава Дьячковых, 23-летнего менеджера коммерческой фирмы и двух 18-летних девушек. В доме находилось оружие - пистолеты "Беретта", "ТТ", пистолет-пулемет "Аграм". Братья-близнецы имели в Донецке свою небольшую группировку и репутацию "беспредельщиков", наводя ужас на коммерсантов. По оперативной информации, занимались возвратом долгов и "крышеванием" торговых точек. Вскоре стало известно об их конфликте с одной столичной бригадой на предмет общих интересов. Киевский авторитет якобы при свидетелях высказывал угрозы расправиться с Дьячковыми. В течение нескольких месяцев молодые люди всерьез кого-то остерегались и стремились особо не светиться. В ходе расследования было выдвинуто предположение, что со своими убийцами Дьячковы были знакомы, так как дверь открыли сами. Две убитые девушки оказались "жрицами любви". Когда началась стрельба, лишь менеджер успел выскочить в окно. Пули догнали его уже в огороде. После этого он прожил еще три часа...

15 августа 1996 года в Донецке от дома Э82 по улице Слепнева (Куйбышевский район) в больницу были доставлены 43-летний директор фирмы "Гарант" Александр Оганов и его ранее судимый охранник Э. Цингаев. На месте преступления остались пять гильз от пистолета "ТТ " и предохранительная чека от гранаты РГД. Оба скончались на операционном столе.

Директор "Гаранта" в прошлом служил в органах внутренних дел. В начале 90-х занялся предпринимательством и открыл предприятие по оказанию юридических услуг различного профиля и различной степени сложности. В 1994 году баллотировался в областной совет по Калининскому району, но безуспешно.

То, что произошло 16 июля 1996 года в Киеве лишь косвенно связанно с "кровавой историей" шахтерской столицы, но имеет непосредственную связь с тканью повествования. Тогда, во время выезде свежеиспеченного премьера в Донецкий регион, в районе Московского моста столицы Украины, соединяющего Рыбальский остров и Подол, на пути автомобильного кортежа, который следовал в "Борисполь", прогремел мощный взрыв. Бронированный "БМВ" Лазаренко выдержал взрывную волну, но разбитые стекла порезали Павлу Ивановичу руки и голову, а охраннику - голову. В Донецк премьер прилетел в преувеличенно театральном виде в стиле "Крестного отца": в белой рубашке с бурыми пятнами и со струйкой крови на щеке. В закладывании в канализационный люк взрывпакета он обвинил своих экономических и политических противников из Донецка. Многие опытные спецы, в том числе Евгений Марчук, в частных беседах говорили, что покушение на Лазаренко смахивает на PR-акцию и вполне может быть инсценировано. Сам П.И., также в частной беседе, сказал, что считает взрыв на мосту предупреждением, а своим спасением обязан ангелам.

Это покушение на жизнь премьера было не единственным, но именно оно самым серьезным образом повлияло на обстановку в регионе. До сих пор эта странная история - предмет споров и домыслов. И именно она, якобы, стала причиной (а может и поводом) к следующему убийству. По крайней мере именно так было объявлено в прессе.

Появилось нечто вроде "моды на заказные убийства", которая приобретала гипертрофированные, а порою и анекдотические формы. Учитывая популярность сериала "Бригада" в наших Палестинах, это не удивляет, но озадачивает. Александр Кучинский в своих "Хрониках" излагает историю банды, которая просуществовала с июля по август 1996 года, то есть всего месяц. Она объединила нескольких молодых людей, вышедших из спортивных кругов Донбасса.

Как и многие ему подобные, 20-летний Саша Коломийцев до прихода в большой криминал числился на побегушках у более влиятельных бандитов. В уголовном мире приобрел известность под кличкой Коломон. В процессе естественного отбора ему не давали покоя лавры лидера, и в конце концов он принялся сколачивать собственный коллектив по насильственному отъему личного имущества. К тому времени окружение Коломийцева уже располагало автоматическим оружием, боеприпасами и автомобилями, что уже само по себе было немалым достижением. В доме N134 по улице Собинова на имя одного из членов группировки была снята квартира, куда и перевезли оружие. Новоиспеченный лидер малочисленной, но дружной братвы требовал от подчиненных жесткой дисциплины, сразу же сформировал общак, который лично и курировал.

В погоне за ареалом своего обитания новая бригада с поразительной быстротой ухитрилась нажить себе врагов среди местной братвы, которая появлению очередного рта не обрадовалась. Начиная свое существование под покровительством одного из криминальных авторитетов по кличке Сеня, зубастая молодежь вышла из-под его контроля и повернула против своего же покровителя.

28-летний непутевый сын в семье крупного торгового работника Сеня представлял интерес для оперативных служб уже тем, что поддерживал теплые отношения с братьями Богдановыми. После отстрела братьев в 1995 году звезда Сени закатилась, его кличка среди бандитствующих пацанов употреблялась все реже и реже. К окончательному забвению уголовного наставника решили приложить руку и "коломоновцы", едва учуяв, что авторитет учителя дал крен.

Сеня ни в какую не желал видеть в Коломийцеве и его дружках серьезных людей и воспринимал их без особого уважения, что весьма раздражало юных бандитов. На этой почве между ними возникла открытая вражда, которая едва не стоила Сене жизни. Акция по физическому устранению бывшего покровителя произошла 21 августа 1996 года и приобрела известность благодаря ... неуклюжести претендентов на уголовное лидерство.

В тот поздний вечер выстрелы раздались возле дома 116-а по проспекту Панфилова в Куйбышевском районе. Встревоженные граждане принялись звонить в милицию с просьбой навести порядок. На место происшествия, которое располагалось в пятистах метрах от райотдела, были сориентированы ближайшие оперативные и мобильные милицейские группы. Вместе со своими коллегами к отработке прилегающей территории подключился участковый инспектор капитан милиции Эдуард Камлык. В тот же вечер он доставил в дежурную часть задержанного хулигана. Оказалось, что участковый, проходя улицей, обратил внимание на белые "Жигули" ... без номеров и решил подождать их владельца. Его терпение было вознаграждено спустя минуту.

К "Жигулям", нервно срывая педчатки и маски, подбежали двое запыхавшихся парней. Они уже побросали автоматы и теперь стояли перед участковым, вооруженные лишь собственными кулаками и вязаными шапочками. Попытки оказать сопротивление оказались бесплодными. Для острастки участковый выстрелил из своего пистолета в воздух, чем окончательно напугал юных киллеров. Подоспевшая на выстрелы опергруппа помогла доставить парочку в райотдел. У дома 116-а, где велась стрельба, были обнаружены трупы двух человек: в прошлом судимой сотрудницы фирмы "Молодость" Валерии Петровой и 20-летнего студента института управления Антон Воронова, скончавшихся от огнестрельных ранений. Нашли и изъяли два брошенных автомата Калашникова калибром 5,45 мм, автомат "Борз", два рожка, маски, перчатки, импортные радиостанции.

Задержанные оказались безработными жителями Донецка - Эдуард Таиров, 1972 года рождения, и Александр Колесниченко, 1974 года рождения. Вскоре выяснилась картина совершенного преступления.

Застреленный студент являлся участником банды! Он и его приятели организовали нападение на Сеню. Выведав, что тот вечером навестит свою знакомую Петрову, парни устроили у дома засаду. Автоматные очереди прозвучали, когда Сеня вышел из подъезда и сел в ожидавший его "ВАЗ" 99-й модели, которым управлял его знакомый. Никто из киллеров не умел грамотно обращаться с автоматами, которые захватили загодя. Они причинили лишь легкие касательные ранения объекту покушения. Находившийся за рулем водитель не пострадал. А вот один из киллеров - студент Воронов в азарте битвы угодил под очередь своих же приятелей. Ему прошило грудь и живот. В сектор обстрела угодил и соседний дом. Несколько пуль под звон разбитого стекла залетели в окна разбуженных грохотом граждан. В одной из квартир пострадала люстра. Обошлось без жертв среди мирного населения.

Когда бандиты поливали свинцом удиравшего Сеню, из подъезда выбежала с криками Петрова. Один из убийц (предположительно это был Коломийцев) хладнокровно ее расстрелял. Женщина скончалась на месте. Раненого товарища "коломоновцы" еще пытались донести до автомобиля, но бросили на полпути, видя, что тот умирает. Место происшествия сумели благополучно покинуть лишь Коломийцев и еще один парень, чья личность так и не была установлена в ходе следствия. В соучастии подозревался старший брат задержанного на месте Эдуарда Таирова - Артур. Свидетели слышали, как во время стрельбы один из преступников звал другого Артуром. Но "коломоновцы", планируя убийство, изначально решили звать друг дружку вымышленными именами. Суд не нашел веских доказательств вины Артура Таирова, так как улики против того носили косвенный характер.

Судьба молодых бандитов оказалась незавидной. Антон Воронов погиб под пулями друзей-головотяпов. Эдик Таиров спустя неделю после своего задержания повесился на собственной майке в камере следственного изолятора. Коломийцев некоторое время скрывался от милиции, но опасность подстерегла его совсем с иной стороны. 11 января 1997 года Коломона нашли расстрелянным из автомата возле дома №69-г на Офицерском проспекте в Куйбышевском районе. На трупе не осталось ни одного живого места - настолько интенсивно велся огонь. Только в голове эксперты насчитали двенадцать пулевых ранений.

По оперативным каналам удалось установить, кто стрелял в Коломийцева, но убийца уже пустился в бега и был объявлен в розыск. Спустя месяц появилась информация, что киллер пал от рук своих же. Впрочем, версия так и осталась версией.

Весной 1999 года судебная коллегия по уголовным делам Донецкого облсуда приговорила Александра Колесниченко, которого так удачно задержал участковый, к 15 годам лишения свободы с полной конфискацией личного имущества. Примечательно, что подсудимый, дав признательные показания во время следствия, в зале суда принялся все отрицать, заявляя, что на месте происшествия оказался случайно и показания давал исключительно под ментовскими пытками. Верховный суд Украины кассационную жалобу осужденного оставил без удовлетворения.

Залечивший раны Сеня в 1997 году привлекался уголовным розыском за хранение огнестрельного оружия, но судом оправдывался. Вел уравновешенный образ жизни и на криминальной арене Донбасса больше ничем себя не зарекомендовал.

Убийство Евгения Щербаня

Итак, мы переходим к убийству Евгения Щербаня. Как выяснилось в ходе ранее упомянутого следствия над бандой Кушнира, при отработке различных версий преступления, ликвидации Евгения Александровича Щербаня могли желать многие. Те, кому он составлял конкуренцию в экономической и политической сферах, кто считал себя обойденным и обделенным из-за деловой активности и успехов в бизнесе влиятельного и преуспевающего депутата.

Фигурирует в деле даже Михаил Поживанов. За несколько месяцев до ЧП в аэропорту персона Щербаня стала объектом крупного политического скандала, который осветили десятки региональных и всеукраинских газет. В одном из интервью тогдашний мэр Мариуполя Михаил Поживанов обвинил Евгения Щербаня в том, что тот якобы угрожал ему убийством и облагал Мариуполь ежемесячной "данью" в 20 миллионов долларов США. Щербань, разумеется, отрицал обвинения Поживанова.

Согласно материалам обвинительного заключения, оглашенным в зале Луганского апелляционного суда (и факты эти в основном подтвердились в ходе судебного рассмотрения эпизода с убийствами в Донецком аэропорту), дело было так. Осенью 1996 года, в сентябре или октябре, в Москве встретились Мага (Магомед Алиев), Болотских и Синякин (шеф Болотских, московский авторитет). И жители российской столицы высказали Маге претензии: вот, мол, число ликвидированных по просьбе Кушнира, Рябина и самого Маги людей растет, а желаемого благополучия и финансового благосостояния для организаторов и участников ликвидаций все не наступает.

Такие разговоры "между своими" возникали не в первый раз. Райские кущи, обещанные теми, кто вел их или посылал на преступления, пока лишь щедро обещались, а расплачиваться за совершенное не спешили.

Вскоре после этих разговоров Москвича снова пригласили в Донецк. Кушнир, Рябин и Алиев предложили ему новую ответственную работу. Требовалось ликвидировать одного из крупных коммерсантов Донбасса по фамилии Щербань.

То ли от того, что прошлые ликвидации ничего существенного не принесли Москвичу кроме хлопот (а Щербань был пятой жертвой в Донецке, помочь убрать которую просили Болотских), то ли потому, что предстоящая акция изначально виделась очень сложной в исполнении, но необходимость "сделать это" Кушнир и Рябин обосновали с особым тщанием.

На сходке, где собрали всех членов банды, которых планировали привлечь к ответственной ликвидации, Кушнир сказал об объекте покушения следующее. Щербань - непорядочный человек, т.к. свои миллионы нажил за счет разорения других. В частности, он задолжал самому Кушниру крупную сумму. А, главное, пользуясь своими связями в высших правительственных кругах, Щербань мешал развитию коммерческой деятельности Рябина, Кушнира и Алиева.

После убийства Щербаня на его место, по словам организаторов ликвидации, встанет человек Кушнира и Рябина, который должен будет войти в правительство Украины, а люди, которые ему помогли придти к власти, будут иметь значительные доходы, используя бюджетные средства. И, вообще, после этой ликвидации тройка лидеров банды будет чуть ли не руководить экономическим развитием Донецкого региона.

Так понял высказывания Кушнира на сходке Болотских. И он, и другая молодая братва поверила радужным перспективам, нарисованным 38-летним Евгением Борисовичем. Правда, лично Москвичу, по его словам, конкретное вознаграждение за убийство Щербаня не предлагалось. Но он считал, что если Кушнир, Рябин и Алиев улучшат свое материальное благосостояние, то они станут помогать материально и ему, Болотских. Именно такие "робингудские" показания дал Москвич на суде.

В общем, снова члены бандитской группировки дружно поверили в то, что очередное убийство откроет их главарям новые возможности в легальном бизнесе, а им принесет деньги и перспективы материального благополучия. Но для этого нужно хорошо и надежно провести операцию по ликвидации. А это было практически единственное, что большинство бандитов научилось делать надежно и хорошо.

Все были озабочены и окрылены участием в будущем громком и непростом деле. Считали, что это большая удача и серьезное доверие. Валерий Пушняков уже после покушения хвастал своим луганским приятелям, что "попал в Донецке на большую работу". Словом, коллектив проникся сознанием общей ответственности и сплотился во имя единой цели.

Банда приступила к подготовке операции. Тут же составили план и распределили роли. Местом ликвидации избрали аэропорт - главарям ОПГ было известно, что Щербань часто пользуется услугами чартерных рейсов. Решили, что лучше это сделать после приземления лайнера - больше времени и возможностей - отлет бывает слишком скорым, а то и неожиданным.

Около месяца велась подготовка: узнали, на какую стоянку выруливает обычно самолет, доставивший Щербаня, каковы процедура встречи, система охраны важного лица, сколько времени проходит от захода самолета на посадку до подачи трапа и т.п.

Основные роли были отведены Вадиму Болотских, Геннадию Зангелиди и Валерию Пушнякову.

Москвич как самый умный, выдержанный и опытный стрелок был лидером среди исполнителей. На нем лежала подготовка плана ликвидации - действий непосредственно на летном поле, он лично должен был застрелить Щербаня, организовать подход к объекту, быстрый отход с места преступления.

Зангелиди - боевик решительный, сильный и дерзкий - должен был прикрыть основного стрелка, отсечь все помехи для исполнения важной ликвидации, нагнать страху и предотвратить возможную погоню.

Пух был прекрасным водителем, отлично разбирался в автомобилях (не случайно его основной криминальной специальностью до вступления в банду были кражи автомобилей и их продажа). На нем лежало автотехническое обеспечение операции - заезд на летное поле с оружием, подбор стрелков и мгновенная доставка их к автомобилям отхода.

Всего в операции "Ликвидация в аэропорту" было задействовано свыше 15-ти бандитов: кроме трех исполнителей на летном поле - несколько наблюдателей, водителей на автомобилях, "сторожей-экипировщиков" (передали основным действующим лицам заранее приготовленные форменные костюмы авиатехников, подогнали в нужное время к нужному месту велосипеды, на которых стрелки пересекли летное поле, загрузили в автомобиль Пушнякова заранее подготовленное и проверенное огнестрельное оружие и т.п.).

Болотских сотоварищи трижды выезжали в аэропорт, где изучили схему и особенности охраны летного поля и других объектов, пути проникновения и отхода с территории аэропорта. Уходить решили через ворота - дальние от здания аэровокзала и близкие к спецподразделению милиции. Москвич точно рассчитал, что спецподразделение просто не успеют оповестить и поднять по тревоге на преследование и поиск нападавших - пока это произойдет, они будут уже далеко.

В итоге Вадим составил схему аэропорта, обозначил на ней расстановку участников нападения, способы, места и пути их проникновения на объект и отхода с места преступления, рассчитал время операции. Потом началась отработка намеченного, своеобразные репетиции. Они длились около месяца.

Пушняков в форме капитана милиции дважды заезжал на белом "99-м" "Жигуленке" на территорию аэропорта через ворота грузового терминала, Болотских и Зангелиди отработали проникновение на летное поле в костюмах авиатехников и на велосипедах.

Запаслись, естественно, необходимым огнестрельным оружием, автомобилями, портативными рациями, мобильными телефонами, другим оснащением. Об этом позаботились Кушнир и Рябин. Особое внимание уделили средствам связи - они, как и оружие, не должны были подвести. "У нас были скрытые микрофоны и наушники, импортные миниатюрные рации, у других участников - мобильные телефоны, - давал показания Болотских. - О любом изменении обстановки и корректировки плана мы тут же сообщали друг другу". Автомобиль, на котором разъезжал Пушняков, был похищен еще в июле 1995-го, и больше года находился в отстое. Госномера, установленные на нем, Пушняков снял с другого автомобиля в Мариуполе, незадолго до акции в аэропорту.

Словом, продумано и подготовлено все было заранее и всесторонне. Слишком велики были ставки, интересы слишком высокопоставленных лиц и преступных авторитетов были поставлены на карту.

Но это вовсе не значит, что сама акция прошла без сучка и задоринки. Очень уж сложной и рискованной была схема ликвидации, слишком много людей и обстоятельств были включены в нее. А сложная конструкция, детали которой не устойчивы и не надежны, понятное дело, может не сложиться, разрушиться.

Начнем с того, что покушение на Е. Щербаня 3 ноября было третьей попыткой ликвидации неугодного человека. Первые две попросту сорвались. Однажды, по словам В. Болотских, боевики опоздали в аэропорт, второй раз Щербаня в прибывшем самолете не оказалось. Так что две неудачные попытки тоже стали для участников операции "Ликвидация" своего рода репетициями, вводными для проверки боевой готовности.

3 ноября учли, казалось бы, все предыдущие ошибки - Щербаня и самолет, что ушел за ним, бандиты вели неотступно. Но тоже не обошлось без накладок.

ЯК-40 приземлился и вырулил не на ту стоянку, где становился обычно. Поэтому стрелкам пришлось несколько изменить тактику: велосипеды они оставили на углу здания аэровокзала и дальше к самолету шли пешком - велика оказалась открытая площадка, которую предстояло преодолеть, и двое на велосипедах могли броситься в глаза.

Пушняков на белых "Жигулях" беспрепятственно преодолел пост вохровца, но неожиданная преграда возникла перед ним уже на территории аэропорта. Пух у здания аэровокзала ожидал самолета из Москвы. Но за 5 минут до его приземления выезд "Жигулям" блокировал "Икарус" - такими перевозят пассажиров на посадку к трапу самолета. Водитель припарковала свой автобус перед невесть откуда взявшейся легковушкой и пошла по своим делам в здание аэровокзала. Понятно, что "капитан" в "Жигулях" сразу занервничал. Он начал сигналить, приоткрыл дверь, а когда женщина обернулась - взмахом руки показал, чтоб она отъехала. Водитель подчинилась жесту сотрудника милиции - отогнала автобус в сторону. А могла бы и не обратить внимания, замешкаться... В это время ЯК-40 со Щербанем как раз опустился на посадочную полосу.

В то утро Евгений Щербань с женой Надеждой Никитиной и сыном Русланом должны были возвратиться в Донецк из Москвы, где участвовали в пышном праздновании серебряной свадьбы Иосифа Давыдовича Кобзона. ЯК-40 "Донецких авиалиний" вылетел за ними из нашего города в 6:45.

В Донецке возвращения Е. Щербаня ожидали не только его личный водитель и помощники - те, кому в таких случаях положено встречать могущественного шефа. На съемной частной квартире телефонного звонка ожидали Вадим Болотских, Геннадий Зангелиди, прибывший из Владикавказа, дончане Андрей Акулов и Игорь Филипенко - основные боевики Магомета Алиева и Евгения Кушнира. У них было все продумано и готово для проведения смертоносной акции - требовался лишь сигнал к ее началу.

Мобильник зазвонил в начале одиннадцатого. Толик "Рябой" (Рябин) сообщил, что пора выдвигаться, "Николай Николаевич" уже в пути Уже после операции Болотских узнал, что Рябину позвонили из Москвы и сообщили, что ЯК-40 выруливает на взлет и Щербань - на борту.

Ближе к приземлению авиалайнера и появлению намеченной жертвы участники акции, согласно плану, постепенно занимали свои места: наблюдатели - в здании аэровокзала, три водителя на "автомобилях отхода" - ближе к определенным заранее точкам.

Но главные роли были отведены трем непосредственным исполнителям ликвидации. Болотских - основной стрелок, должен был лично ликвидировать Щербаня, Зангелиди - стрелок-"чистильщик", его задача - "вычислить" охранников, пресечь их попытки помешать основному стрелку.

Луганчанин Валерий Пушняков ("Пух") выполнял роль "доставщика и подборщика". Он должен был на автомобиле провезти на летное поле оружие и передать его стрелкам, а по окончании акции подобрать двух ее основных исполнителей и доставить к автомобилям отхода.

"Пух" в тот день дважды заезжал на территорию аэропорта. Первый раз, в 11.05, заезд был разведывательным. Пушняков, как намечалось, в форме капитана милиции, предъявил вохровцу какое-то удостоверение - и тот легко пропустил его белый ВАЗ-21099.

"Через мой пост сотрудники милиции часто ездят на работу, я их пропускаю", - позже объяснил охранник следователю. Нарушение заключалось в том, что "капитан" не предъявил пропуск, дающий право въезда на режимный объект.

Убедившись, что проезд, как и прежде, - беспрепятственный, Пушняков через 10 минут покинул территорию аэропорта и заехал сюда снова в 11.35. Уже с оружием. На этот раз бандит въезжал как свой, примелькавшийся, и, понятное дело, никаких документов вообще не предъявлял...

В 12 часов ЯК-40 из Москвы зашел на посадку в аэропорту Донецка, об этом Пуху немедленно сообщил наблюдатель из здания аэровокзала. Пушняков тут же передал по рации команду Болотских: "Приступать!"

Вадим и Зангелиди облачились в заранее приготовленные форменные костюмы авиатехников, перелезли через забор и на ожидавших их велосипедах доехали до здания аэропорта. Здесь, на углу, оставили велосипеды и двинулись к "Жигулям" Пушнякова за оружием. Каждый взял по пистолету-пулемету "Аграм-2000" (хорватское производство) и по родному пистолету "ТТ". Оружие спрятали в глубоких карманах форменных брюк и курток и направились к самолету.

ЯК-40 остановился не совсем там, где ожидали бандиты, поэтому путь к нему занял больше времени. Пассажиры уже спустились по трапу - стояли возле красного "Шевроле" президента международной корпорации "Атон" (эту должность Щербань занимал до избрания нардепом). Багажник был открыт, в него грузили чемоданы и сумки.

"Щербаня я хорошо знал по фотографии - ее не раз демонстрировали Кушнир и Рябин, - давал показания Болотских. - Знакомый по фото бизнесмен стоял возле правого заднего крыла автомобиля, рядом с ним находились два человека. Я сделал вид, что направляюсь к самолету, но неподалеку от Щербаня остановился, опустил руку в карман и взвел курок "ТТ". После этого я повернулся к Щербаню и сделал шаг в его сторону. В это время мне на встречу пошел высокий мужчина. Тогда я вытащил пистолет и направил на него. Тот увернулся и отшатнулся в сторону, потом упал на бетонку лицом вниз... Метров с трех я выстрелил Щербаню в голову, он упал. Стрелял сзади, в затылок. Я наклонился над упавшим, чтоб произвести контрольный выстрел в сердце. Но почувствовал, как обожгло под левой лопаткой - это меня ранил Геннадий. Он стоял на трапе самолета и вел из пистолета-пулемета бесприцельный, беспорядочный огонь по окружающим - три его пули достались мне. Я упал.

"Когда у Гены закончились патроны и я попытался встать, опираясь на левую руку, то не смог. А встал с помощью правой руки", - вспоминает Болотских.

Выглядит так, что Гена попытался убрать и Вадима сразу после исполнения заказа.

Заметим, что Болотских не случайно стрелял Щербаню в затылок. Так ему было проще, чем лицом к лицу: "объект" не пытался спастись, уклониться от пули. И, что немаловажно, киллер не видел глаз своей жертвы: наверное, эти, предсмертные, взгляды помнятся долго, а, может, и снятся всю жизнь стрелкам-убийцам.

Зангелиди в ходе ликвидации Щербаня вполне оправдал свою кличку - "Зверь". Он палил из пистолета-пулемета без разбора, сея вокруг ужас и смерть. Это он убил наповал авиатехника Анатолия Гапиича, смертельно ранил Надежду Никитину и бортмеханика Виктора Шеина, тяжело ранил сотрудника таможни.

Раненый в ходе покушения на Щербаня таможенник рассказывал следователю, как, двигаясь к самолету, метрах в 20-25 от него услышал частые выстрелы и увидел, как по бетонке скачут пули. Они, словно крупные свинцовые градины, хлестали по камням, рикошетя и разлетаясь во все стороны. Одна из этих "градин" ударила таможеннику в ногу и он рухнул наземь. Жертв могло быть и больше, но кто-то укрылся под бронированным автомобилем, кто-то - за лестницей в здании аэровокзала, когда Зверь при отходе выпустил в его сторону устрашающую очередь из автомата Калашникова.

...Еще лежа на бетонных плитах летного поля раненый Болотских передал по рации команду Пуху: подъехать к ним поближе - пора отходить. Белые "Жигули" притормозили в метрах в 30-ти от ЯКа-40. Очевидцы отмечают, что к автомобилю от самолета бежали двое мужчин в синей форме авиатехников. Бежали медленно и тяжело, что объяснимо, учитывая ранение Болотских.

Москвич расположился на переднем сидении, рядом с водителем, Зангелиди, как и договаривались, сзади. Зверь успокоился, видимо, посчитав свою миссию законченной. Но Вадим напомнил ему о необходимости действовать согласно намеченного плана. Сзади лежали автомат Калашникова и гранаты - на случай боя при отрыве от погони. Погоня пока не просматривалась, но дабы исключить возможное преследование, продемонстрировать, что бандиты настроены решительно и не сложили оружие, Зверь выпустил длинную очередь в сторону аэровокзала из "Калаша", разбив при этом заднее стекло "Жигулей".

Пули просвистели над головами людей, находящихся на крыльце здания. Все они заскочили в аэровокзал и укрылись за лестницей.

Белая "девятка" промчалась по заранее намеченному маршруту - к воротам у дальнего конца аэропорта. Недалеко от этих ворот - база милицейского оперподразделения "Беркут". Но поскольку все было сделано неожиданно и молниеносно, преступники полагали, что спецподразделение не успеет отреагировать. И не ошиблись.

Так как Болотских был серьезно ранен, теряя кровь и силы, он попросил Пуха подогнать автомобиль вплотную к воротам (вначале планировали бросить его в 20-30 метрах от забора и поджечь). Москвич достал обойму из пистолета и выбросил его. Затем взобрался на капот автомобиля, оттуда - на его крышу и с трудом перевалился через забор. За ним легко последовал Зангелиди, потом - Пушняков, который предварительно облил бензином и поджег "Жигули", в салоне которых оставили орудия убийств.

Зверь все-таки прихватил с собой автомат. Впереди налетчиков, метрах в 30-ти, шел мужчина и Зангелиди предложил его убить - нежелательный свидетель. Но Болотских запретил сообщнику это делать - зачем им лишние трупы?

Форму авиатехников и капитана милиции сняли в кустах - один из членов группировки увез одежду и сжег. Все трое сели в разные автомобили, Болотских в тот, за рулем которого был Андрей Акулов. В салоне Москвич почувствовал слабость - потерял много крови. Но оставался в сознании.

Преступников пытались преследовать. Услышав выстрелы и немного сориентировавшись в обстановке, в погоню бросились дежурный по аэровокзалу милиционер, сотрудник ППС и инспектор по досмотру. Но после они нашли автомобиль для выезда, определились - куда умчались преступники, обнаружили в дальнем конце аэропорта их белые "Жигули", последние уже горели и подле никого не было. Здесь расчет бандитов оправдался...

Но главные "проколы" допустил, конечно же, Зангелиди. Мало того, что из-за его отступления от первоначального плана - неоправданной жестокости и беспорядочной стрельбе на поражение случились три никому не нужные гибели, поднялся излишний шум, так еще и был серьезно ранен основной стрелок. А это вообще поставило благоприятный исход всей операции под угрозу.

Вот что по этому поводу пишет "Дело и Право" в материале "От первого лица".
В воскресенье, 3 ноября, Анатолий Рябин был на ногах с раннего утра. Он находился в Киеве, но поддерживал постоянную связь по мобильнику с Донецком. Несколько раз созванивался с Евгением Кушниром - говорили, в основном, о самочувствии и передвижениях "Николая Николаевича" (так, шифровано, называли между собой Евгения Щербаня - журналист "ДиП"). Об их разговорах свидетельствовали киевские знакомые Рябина, с которыми он общался в то воскресное утро, в присутствии которых отвечал на звонки и звонил по мобильному телефону.

А ближе к полудню заспешил в Донецк - сразу выехал на своем автомобиле. Рябин был уже в дороге, когда ему позвонил приятель из Киева и поинтересовался: в курсе ли он событий, происшедших в Донецком аэропорту? Анатолий ответил, что в курсе, и по этому вопросу ему нужно срочно в Донецк. Он сообщил, что уже в районе Полтавы и скоро выходит из зоны действия мобильной связи. Но успел добавить: "У нас тяжелый случай".

Знакомый вскоре понял, что речь идет о ранении одного из участников убийства Щербаня. А потом узнал, что ранен "Вадик-Москвич".

...Первые 12-15 минут после ранения Болотских еще, видимо, в горячке двигался, координировал действия других участников операции, руководил отходом с места преступления. Но уже за территорией аэропорта, в "Жигулях" под управлением Акулова, почувствовал, что потерял много крови, а оттого ослабел. Удерживать сознание, не отключаться стоило Москвичу немалых волевых усилий.

Раненого Болотских привезли в тот же дом, откуда они с Зангелиди, Акуловым и Филипенко около 11 часов "выдвинулись на дело" в аэропорт. Меньше трех часов прошло, а сколько всего случилось!

Вадима уложили на диван, сняли одежду, пропитавшуюся кровью, кое-как перевязали. Раны саднили, кровотечение не прекращалось, постоянно хотелось пить. Вадим не заметил, как впал в полудрему.

Приезжал Рябин. Взглянул на обессиленного Москвича и опять исчез. Возвратился часа через два со знакомым хирургом. Тот осмотрел пострадавшего - на теле у него было четыре огнестрельные раны. Одна пуля пробила левую лопатку и вышла на шее, вторая - запястье, третья - левое плечо. Хирург сказал, что нужна операция.

Понятно, что пострадавшего в резонансном преступлении члена банды в больницу везти было нельзя, поэтому прооперировали Москвича прямо в частном доме.

Бытует мнение, что с киллерами особо не церемонятся, раненых - добивают, и вообще организаторы убийств стараются избавиться от их исполнителей, как от нежелательных носителей информации.

С другой стороны, и это не раз подчеркивали специалисты из подразделений по борьбе с организованной преступностью, наемных убийц, умело справляющихся с порученным, способных не только нажать в нужный момент на курок, но и подготовить все необходимое для ликвидации, разработать ее план, берегут. Такие кадры на дороге не валяются и в учебных заведениях их не готовят. А потому квалифицированными киллерами дорожат - в определенные моменты без них не обойтись.

Болотских по праву считался лучшим тактиком, самым подготовленным к организации и осуществлению ликвидаций в группировке Кушнира-Рябина- Алиева. И по характеру, и по жизненному опыту он как нельзя лучше подходил для действий в экстремальных ситуациях. Два с половиной года проучился в Новосибирском высшем военно-командном училище МВД СССР, служил во внутренних войсках МВД России, - охранял заключенных в ИТК. Пользовался авторитетом и уважением в криминальных кругах Москвы, где жил с начала 90-х до мая 2000 года (явка в СБУ в г. Киеве).

Суть его характера и личностных качеств переданы в заключении судебно-психологической экспертизы. Москвич активен, вынослив, решителен, имеет высокую работоспособность, успешно адаптируется к быстро меняющимся условиям. Он избирателен в контактах, рационален в словах и поступках, склонен не раскрываться полностью в общении, хорошо контролирует внешнее проявление чувств.

Понятно, что на такого можно положиться в самой сложной ситуации, замену ему подыскать не просто. Вот почему Рябин и Кушнир сделали все возможное, чтобы вылечить и выходить одного из основных своих бойцов.

По ходатайству обвинения перед Луганским апелляционным судом предстали двое медиков, которые (шесть лет назад!) оказывали медицинскую помощь обвиняемому Болотских. В целях безопасности судья позволил этим свидетелям не называть своих полных анкетных данных. Один из них - лечащий врач донецкой больницы, другой - хирург.

- Если бы ему тогда не была оказана срочная медицинская помощь, - пояснял врач, опознавший в зале суда своего пациента, - то пострадавший не выжил бы. У него оказалась острая травма - рваная рана грудной клетки. Нам объяснили, что это случилось на охоте.

Отвечая на вопросы прокурора Владимира Гузыря, хирург признался, что к нему в больницу в тот злополучный день явился гонец. Как оказалось, от Кушнира. Последний был ему знаком как предприниматель.

- Вы знали, что не имели права оказывать медицинскую помощь при наличии огнестрельных ран, не поставив в известность правоохранительные органы? - сурово спрашивал прокурор.

- Нас предупредили, чтобы мы молчали, и привели туда фактически силой.

- Вы получили денежное вознаграждение?

- Да, - ответил лечащий врач, ассистировавший хирургу. - Но позвольте мне сумму не называть.

- Я от вознаграждения отказался, - заверил хирург.

Как впоследствии пояснила председательствующая судья Галина Каныгина, против врачей уголовное дело не возбуждено.

Две недели понадобилось Вадиму, чтобы хоть немного придти в себя: начать ходить, быть способным на неблизкое путешествие.

18 ноября Болотских с Магомедом Алиевым отбыли на самолете в Москву и там, с 25 ноября, раненый киллер продолжил лечение в "Мединцентре". Он почти месяц находился в стационаре хирургического отделения с диагнозом, свидетельствующим, что все его воспаления и осложнения произошли из-за огнестрельных ранений. Причем причинены они меньше месяца назад. Но, как видно, эти факты не насторожили московских правоохранителей, выяснять: где и кто ранил "Вадика-Москвича", - они не стали.

Впрочем, прибыл Болотских в Москву не прямо из Донецка (не хватало еще вылетать из того аэропорта, где он две недели назад совершил убийство на глазах у многих и вполне мог быть опознан!). Ехали Москвич и Мага через второй опорный для банды город - Луганск.

Рябин и Алиев повели пострадавшего, но четко справившегося с порученной миссией Болотских в крупный луганский супермаркет. Там московского гостя экипировали с головы до ног. Ему купили приличные пальто, костюм, туфли, рубашку, галстук и брючный ремень. Ну, еще билет на самолет до Москвы, где Мага дал ему, как обычно после акции, 500 или 700 долларов. А чуть позже - еще 5 тысяч "зеленых". Вот, по утверждению Болотских, и весь гонорар, который он получил за ликвидацию Е. Щербаня.

Хотя такие низкие ставки за выполнение столь ответственных убийств или же их подготовку вызывают большие сомнения. Просто не понятно: за счет чего бы Болотских жил в Москве, годами официально не работая. Ведь Москва - один из самых дорогих городов мира, и за $500 там и квартиру хорошую на месяц не снимешь. Ну да ладно, поверим Москвичу, что он работал "не ради денег, а исключительно по просьбе очень уважаемого им московского шефа и его донецких друзей".

Есть люди, которые проводят цепочку между этими событиями, а также с убийством Пола Тейтума, который был хладнокровно расстрелян из автомата Калашникова в самом центре Москвы, на глазах у прохожих.

В тот же день, что был убит Щербань, то есть 3 ноября 1996 года, но около пяти часов вечера Пол Тейтум вышел в сопровождении двух охранников из гостиницы Славянская и пошел по направлению к станции метро Киевская, где у него была назначена встреча. Убийца, поджидавший американского бизнесмена в подземном переходе, расстрелял его в упор. Выполнив заказ, киллер положил оружие на ступеньки перехода и удалился.

Об убийстве Тейтума пресса забыла уже через два дня, а родственники покойного не удосужились даже забрать гроб с телом покойного в Штаты. Тейтума похоронили на Кунцевском кладбище в Москве и долгое время о нем никто не вспоминал.

Пока не всплыло письмо Тейтума в Генеральную прокуратуру России, которое он написал за семь месяцев до своей смерти, после прочтения которого становится понятно, что не последнее слово вокруг скандала с приватизацией гостиницы Славянская сыграл муниципалитет столицы, окружение Юрия Лужкова и небезызвестный Умар Джабраилов, который стал руководителем комплекса недвижимости в результате операции, которую в наши дни называют рейдерским захватом.

Говорят, что Тейтум и Щербань буквально на днях стали партнерами. Возможно, это совпадение. Уж очень часто в те годы стреляли. Возможно - нет. Кто знает?

Свой штрих в общую картину минувших событий внес в зале суда и отец Надежды Никитиной, последней жены Евгения Щербаня, которая в полной мере разделила его судьбу. Немного мог рассказать Николай Федорович о жизни своей дочери. Не очень-то делилась она с ним сокровенным, ведь он не одобрял ее брака. Но теперь дед переживает за будущее своего внука Евгения, который находится сейчас в Америке. Сначала он там учился, окончил колледж. Но ему исполнился 21 год и он намеревался получить американское гражданство.

Не так давно в семье Никитиных произошло еще одно несчастье. На шахте имени Засядько во время взрыва метана погиб второй зять Николая Федоровича - муж старшей дочери.

После этого банда Кушнира замышляла ликвидацию начальника управления СБУ в Донецкой области (май 1997 г.), помощника Президента Украины Александра Волкова и первого заместителя председателя Госкомнефтегазпрома Игоря Бакая (1997 г.).

Еще два убийства, которые приписывались банде Кушнира, в конечном итоге так и остались не раскрытыми.

24 февраля 1997 года в Донецке, прямо в офисе на улице Ивана Ткаченко был застрелен Юлий Абрамзон - легендарный руководитель ОРСа Донецкого металлургического завода. Киллер ждал Абрамзона прямо на лестничной площадке, где и выстрелил жертве в грудь. Абрамзон попробовал убежать, но силы его оставили и убийца сделал контрольный в голову. Киллер влетел в автомобиль, чей двигатель уже работал, и скрылся с места преступления. В считанные месяцы вопрос приватизации Донецкого металлургического завода решился положительно.

23 мая того же года по бульвару Пушкина, 29 расстреляли автомобиль Сергея Романа, который возглавлял фирму Юг, специализировавшуюся в начале своей деятельности на высоко рентабельных поставках экзотических фруктов. Около Вольво убитого нашли около 30 стреляных гильз. Говорят, что он он был одноклассником к тому времени уже убитого Ахатя Брагина, а потому оба эти убийства в головах как минимум обывателей связаны одной нитью.

Оба убийства официально до сих пор не раскрыты.


Убийство Вадима Гетьмана

По официальным данным группой Носа было осуществлено еще только одно резонансное убийство - 22 апреля 1998 года - ликвидация Вадима Гетьмана. Хотя, где та грань, которая отделят "резонансное убийство" от "мелкого"?

Гетьман - экс-председатель Нацбанка, глава Украинской межбанковской валютной биржи - мешал экс-премьеру осуществлять финансовые махинации. Опытнейший финансист "просчитал" комбинации и схемы, используемые П. Лазаренко для увода миллионов долларов госсредств в зарубежные банки. Вадим Петрович то ли собирался сделать, то ли уже сделал свои данные по махинациям экс-премьера достоянием компетентных органов, за что, как сообщили на пресс-конференции 7 февраля, и поплатился жизнью. Он погиб в подъезде (по другим версиям - в грузовом лифте) дома на Печерке, где проживал. Вадим Гетьман был убит в среду приблизительно в 20 часов 12 минут в Киеве, в грузовом лифте дома, в котором он проживал. Рассматривалась версия, что киллером в этом случае была женщина. К подъезду Гетьмана подвез личный шофер примерно в 19:55 местного времени. Предположительно, убийца (следствие выяснило, что в действительности Гетьмана убрал луганчанин Сергей Кулев), что зашла в лифт вместе с финансистом. Когда лифт остановился на третьем этаже, прогремели шесть выстрелов из пистолета "ТТ": два мимо, три - в живот, последний - контрольный в голову.

Этот инцидент, не смотря на то, что именно подпись Гетьмана стояла на первых гривнях, с трудом вписывается в ткань "Кровавой истории Донецка". Таким образом убийство Евгения Щербаня стало последним крупным преступлением в нашем городе.

Мог заплатить Лазаренко Кушниру за убийство Гетьмана или не мог? Таким вопросом задается пресса. При самом негативном отношении к алчному экс-премьеру, нанесшему огромный ущерб и без того небогатой державе - он обвиняется в незаконном уводе за рубеж сотен миллионов долларов, принадлежащих Украине, - по поводу доказанности оплаты им заказных убийств могут невольно возникнуть вопросы. Например, такой. Как установить, что перечисление с одного счета на другой сделано именно за совершение преступления? Ведь не пишут же в графе: "Назначение платежа", - "Оплата организации ликвидации такого-то".

И в состоянии ли был Евгений Борисович участвовать в организации этой тщательно спланированной и блестяще исполненной, по мнению обвинителей, ликвидации? Обратим внимание на даты. 25 марта 1998 года Кушнир был тяжело ранен близ Донецка и потом, вплоть до своей гибели 2 мая, находился под усиленной охраной милиции, а затем - в строгой изоляции СИЗО нашего города. Вадима Гетьмана расстреляли 22 апреля - почти через месяц после ранения и взятия под стражу "лидера группы киллеров". Способен ли был последний в тех условиях, тяжело раненый, из медчасти следственного изолятора, организовать столь сложную ликвидацию, за которую с "подконтрольного Лазаренко счета" на счет "израильского гостя" перекочевало 850 тысяч долларов? Вопрос остается открытым. И окончательные выводы делать рано.

Иных уж нет...

"Восемь убийств кряду поставили точку на группировке Рябина- Кушнира", - констатировал в декабрьский номер "Дела и права" за 1998 год. И в самом деле, ровно за год, с 31 октября 1997 года по 30 октября 1998 года, ушли из жизни руководители и основные боевики банды Кушнира и киллеры из других регионов, привлекавшиеся к исполнению особо ответственных убийств в Донецке. О каждом их них вкратце скажем особо.

Фактически же к 1997 году передел собственности, начатый в начале 90-х к этому моменту закончился и "рыцари без страха и упрека", стали не нужны. В материалах уголовного дела донецко-луганская банда киллеров именуется еще "группировкой Кушнира-Рябина-Алиева". Но это, понятно, лишь верхушка айсберга.

Первым из трех названных главарей ликвидировали 43-летнего Анатолия Аркадьевича Рябина - самого старшего по возрасту и умудренного криминальным опытом (был дважды судим). Рябина или Рябого - друга и компаньона Яноша Кранца - расстреляли из автомата на автотрассе, когда он ехал из Днепропетровска. По иронии судьбы, неподалеку от поселка Пески Ясиноватского района (место первого покушения на Ахатя Брагина - Алика Грека). Было это вечером 31 октября 1997 года. Из трех попутчиков Рябина двое были убиты через насколько часов. Один из них - умелый боевик, участвовавший в нескольких заказных убийствах ("стрелок") - 27-летний Вячеслав Волков, до этого одно время служивший в милицейском спецподразделении "Беркут". На следующий день в районе автокооператива "Стрела-3" по улице Стратонавтов нашли трупы бывшего директора гастронома "Беларусь" Владимира Любарского, 1954 года рождения, и его 27-летнего водителя. Любарский накануне прибыл из Израиля вместе с Рябым и навестили знакомых в Днепропетровске (опять этот город!), таким образом дезавуировав себя. Труп Рябина был брошен на месте преступления, а его спутники попытались скрыться. Были убиты спустя мгновения. Кто осуществил это преступление, как два трупа попали в Донецк - неизвестно.

Считается, что именно Рябин, после гибели Кранца тесно сотрудничавший с Кушниром, и свел донецкую и луганскую группировки, укрупнив таким образом преступный "синдикат". Рябин, как человек денежный (владел несколькими прибыльными предприятиями), опытный, к тому же - "в годах", сам по приговоренным к ликвидации не стрелял - был одним из организаторов, "мозговым и финансовым центром" по устройству хорошо оплаченных или выгодных для него убийств.

25 марта 1998 года недалеко от места, где захватили Рябина, был тяжело ранен из автомата 40-летний Евгений Борисович Кушнир. В Донецке он был известен как ювелир (по некоторым данным начинал наперсточником. - Thames), фактический владелец мастерской в самом центре города - по улице 25-летия РККА, напротив гастронома "Москва" (ныне в помещении гастронома - магазин "Эльдорадо").

Кушнир вместе с Рябиным и отдельно владел рядом фирм, работу других - контролировал, на чем имел доход. Но, как было сказано на пресс- конференции, основную прибыль имел от организации заказных убийств, других преступлений. Некоторые тщательно спланированные убийства организовал по своей инициативе - для устранения конкурентов в легальном, а, в основном, криминальном бизнесе.

Евгений Кушнир был последним из трех главарей донецко-луганской группировки киллеров (Кушнир-Рябин-Алиев), уцелевшим к марту 1998 года и продолжавшим начатое дело вымогательств и ликвидаций.

Кушнир, надо полагать, хорошо осознавал, что находиться в Украине ему опасно. Но, видимо, не приезжать сюда не мог. Большие деньги и серьезные обязательства, взятые на себя перед их могущественным тогда получателем, не позволяли ему где-то отсидеться, пока охота на него и его боевиков не прекратится. И новоиспеченный гражданин Израиля регулярно появлялся в Киеве и Донбассе.

В последний раз он прибыл в Донецк в двадцатых числах марта 1998 года - из Венгрии, в сопровождении двух своих проверенных боевиков - Андрея Акулова и Игоря Филипенко и юного Михаила Брюхина, выполнявшего в банде роль водителя и наблюдателя.

В нашем городе Евгений Кушнир пробыл два или три дня и, опять же, на "Жигулях"-"девятке", бывших в распоряжении Михаила Брюхина, выехал в Днепропетровск (по версии Савчука - на встречу с П. Лазаренко). У рынка близ Карловского водохранилища, автомобили притормозил - появились какие-то дела. И тут, словно из-под земли, возник автоматчик, который выпустил по "Жигулям" прицельную длинную очередь. Стрелявший даже не скрывал лица - был без маски. Автомобиль рванул с места. Случилось это на 655 километре. Неподалеку от все тех же Песок.

Брюхин сумел вмиг завести машину и нажать на газ, "Жигули" рванули вперед. Это и спасло спутников от гибели. Вскоре они добрались до милицейского поста, охраняющего водоем, и обратились за помощью.

Кушнир был тяжело ранен в грудь и в плечо, потерял много крови. У Брюхина пули серьезно повредили кисть левой руки - были отстрелены мизинец и безымянный палец. Тогда же пострадавших поместили в близлежащую Селидовскую центральную райбольницу, для них была организована милицейская охрана.

"Семен Семенович Потапенко", - представился тяжело раненый при госпитализации. Так и записали в историю болезни. Но личность пострадавшего быстро установили - слишком известная милиции и СБУ фигура была подстрелена из автомата; на случайных, второстепенных лиц так тщательно покушения не готовятся. Тогда-то в больницу зачастили убоповцы, розыскники, следователи прокуратуры.

Миша Брюхин, который понимал, чем такое внимание чревато и не желая рисковать, - мудро сбежал из районной больницы. С тех пор и скрывается, о его судьбе достоверно ничего не известно.

Кушнира же в середине апреля перевели в медсанчасть СИЗО N 1 г. Донецка. Он обвинялся в двух фактах крупного вымогательства, по которым прокуратура г. Донецка возбудила уголовное дело.

По сведениям из компетентных источников, вымогательства Кушнира вскрылись так. Когда о покушении на "израильского гостя", его тяжком ранении и больничной изоляции узнали все заинтересованные лица (стало ясно, что раненый бандит под охраной милиции опасности не представляет), в правоохранительные органы обратились два известных бизнесмена еврейской национальности. Они заявили о вымогательстве у них под угрозой насилия крупных сумм в долларах США: 30 000 и 100 000 "баксов". И якобы эти деньги, по словам самого Кушнира в беседах с ними, должны были пойти на борьбу с враждебной криминальной группировкой, контролирующей некоторые ключевые бизнес-структуры региона. Все это чрезвычайно похоже на "Союз меча и орала", описанный Катаевым/Ильфом.

Поскольку вымогательства носили особо опасный характер и были связаны с реальными угрозами, в отношении подозреваемого была избрана мера пресечения - взятие под стражу. (В скобках заметим, что в изоляции Кушнира, надо полагать, сыграла роль и оперативная информация о его деяниях которой уже располагали правоохранители). Оттого в середине апреля Евгений Борисович и был переведен из центральной районной больницы Селидово, где он лечился (под милицейской охраной) после тяжелого ранения в медсанчасть следственного изолятора N 1 г. Донецка.

Создалась противоречивая ситуация: с одной стороны, Кушнир был потерпевшим в деле об организованном покушении на убийство (покушавшийся стрелял из автомата, "Жигули", на которых подъехали преступники, были заранее похищены и т.п.) - это преступление расследовал следотдел областной прокуратуры. А с другой, "израильский гость" обвинялся в жестоком вымогательстве, по этому делу с ним работал следователь прокуратуры г. Донецка.

Совершение вымогательств Евгений Борисович категорически отрицал, по поводу покушения - тоже никакой информации, указывающей: кто же мог быть заинтересован в его смерти, - не дал. Рассказал только об обстоятельствах происшедшего...

Бандиты остались без своего лидера, который поставлял оплачиваемые заказы ("фронт работ"), привлекал к участию в "коммерческих проектах" (например, к реализации минводы "Куяльник", которую производил Царичанский завод минеральных вод, принадлежавший днепропетровскому "авторитету" Мильченко (Матросу) и другим людям, близким П.И. Лазаренко).

Нервничали заказчики и партнеры: многие начинания и замыслы оставались нереализованными. А поскольку в окружении Кушнира было немало натур энергичных и деятельных, стали возникать планы - как вызволить главаря и организатора из тюрьмы.

Один из свидетелей по делу "донецко-луганской группировки" говорил на следствии и в суде о целом "движении" по освобождению Е. Кушнира из СИЗО. О том, что как будто бы предпринимались попытки выкупить его с помощью адвокатов и вывезти из Донецкого СИЗО. Под это дело готовы были заказать самолет, нанять охрану, лучших адвокатов. Существовал, по словам свидетеля, даже такой план: подключить израильскую разведку "Моссад", представить дело так, что Кушнир - ценный агент этой разведки и необходима передача его Израилю.

Но это так - из области проектов. Реально же искали способы и средства для выкупа "израильского гостя", т.е. искали - кому бы дать большую взятку, чтоб Евгений Борисович обрел свободу. Прежде всего, как водится, собирали деньги под "освобождение Кушнира".

Главным инициатором "сбора средств" был Леонид Фищук по кличке Хряк, один из ближайших сподвижников Кушнира. Если бывший ювелир считался главным "разводящим" своей крупной группировки по Донецку, то Фищук, как принято говорить, "держал" свой Кировский район, преимущественно рынки - был там главным авторитетом. После освобождения в 1996 году из заключения (отбывал срок за хулиганство) он скрывался, опасаясь за собственную безопасность, жил фактически на нелегальном положении. Поэтому не совсем понятно: как ему удавалось собирать дань с тех же рынков, если он жил, по преимуществу, вне Донецка.

Фищук посчитал, что к освобождению Кушнира нужно подключить П.И. Лазаренко и нашел "выход" на экс-премьера. Леонид обратился к Наталье Снитко, супруге покойного Матроса, а та уже вроде бы "решала вопрос" с самим Павлом Ивановичем. В общем, некий предприниматель привез в Донецк 110 тысяч долларов - "от Лазаренко", передал деньги Л. Фещуку и Игорю Савчуку (луганский "авторитет"), который также был задействован в приготовлениях к освобождению Кушнира.

Савчук и поведал следователям, а потом - и суду о получении 110 тысяч от Павла Ивановича и 40 тысяч долларов от самой Натальи Снитко (всего 150 тысяч). Именно такую сумму якобы запросили "люди Фищука", занимавшиеся освобождением Кушнира. По версии Савчука, деньги были необходимы, чтоб Евгения Борисовича выпустили "под залог".

Но пока велись все эти хлопоты и передачи, Кушнир погиб в медсанчасти следизолятора. Случилось это 2 мая 1998 года, в субботний праздничный день.

Официальная причина смерти, записанная в соответствующем свидетельстве РАГС, - острая коронарная недостаточность, проще говоря, - сердечный приступ. К нему привела аллергическая реакция на введенный лечебный препарат.

Сам факт гибели выглядел, по меньшей мере, странно - со дня ранения минуло пять недель, дело как будто шло на поправку. А потому родственники Евгения Борисовича, в частности, его старший брат Яков, срочно прибывший из Израиля в Донецк (подполковник в отставке, до 1991 года - известный следователь в милиции нашего города) высказывали удивление и подозрения по поводу этой неожиданной, загадочной смерти.

Свое заключение дала комиссия судмедэкспертов. Согласно ему, причиной смерти Е.Б. Кушнира явился "анафилактический шок" (наиболее выраженный и опасный вид аллергической реакции) на внутривенное введение актовегина на 5-% растворе глюкозы при лечении огнестрельного многооскольчатого перелома левого плеча с повреждением лучевого нерва.

В день выдачи заключения, 2 июля 1998 г., следователь по особо важным делам прокуратуры г. Донецка вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении медработников СИЗО по факту смерти Е.Б. Кушнира. То есть официальная причина гибели последнего лидера донецких бандитов - несчастный случай.

В следственном изоляторе Кушнир находился меньше месяца. И все это время он продолжал "контролировать процесс" на воле. Он передал из тюрьмы записку И. Савчуку. Несмотря на трудности, говорилось в ней, "необходимо сделать все, что было запланировано".

Якобы речь шла об операции по устранению главы биржевого комитета Украинской межбанковской валютной биржи Вадима Гетьмана, за которую по команде Павла Лазаренко на счет Е. Кушнира поступили 850 тысяч долларов. И убийство Гетьмана люди Кушнира таки осуществили - 22 апреля 1998 года луганчанин Сергей Кулев застрелил видного финансиста в лифте дома, где тот проживал.

До сих пор многие сомневаются, что гибель Кушнира была случайной. Один из свидетелей, близко знавших Кушнира и его команду, считает, что к умерщвлению "израильского гостя" приложил руку Павел Лазаренко. Зачем, мол, ему такой живой источник информации, находящийся в руках у правоохранительных органов. Кто его, Кушнира, знает, скажет он что-то на следствии или не скажет.

Есть и другие версии - кто выступил заказчиком устранения главаря киллеров. Но они никак не подтверждены документами, другими доказательствами. В общем, слишком большой простор для воображения.

Интересна судьба $150 тысяч, поступивших от П. Лазаренко на вызволение Е. Кушнира. После гибели последнего, по свидетельству И. Савчука, 30 тысяч Фищук передал ему, как активному участнику "сбора средств", часть денег пошла на похороны Е. Кушнира, а остальными как-то успел распорядился сам Фищук.

Со смертью Кушнира его донецкая группировка фактически прекратила свою активную деятельность. Судьба его боевиков, других помощников и сторонников печальна. Кто ударился в бега и объявлен в розыск, кто пропал без вести (по оперативным данным - убит, хоть трупы не обнаружены), отдельные участники группировки предстали перед Луганским и Донецким апелляционными судами. Но большая часть - около пятнадцати - приближенных Кушнира погибла в 1997-1998 годах. По преимуществу эти члены группировки стали жертвами методичного отстрела (кому-то они явно мешали, убийцы не установлены), некоторые погибли при не менее странных обстоятельствах, чем сам их лидер.

28 марта 1998 года возле института "ДонНИИчермет" в Калининском районе Донецка были обнаружены горящие "Жигули", а рядом - окровавленный труп Акулова Андрея Николаевича, 1965 года рождения, уроженца Донецка, не работающего, не судимого. В кармане погибшего лежали 600 долларов и фальшивые документы. Специалистам по борьбе с оргпреступностью личность Акулова была хорошо известна - как одного из основных "боевиков Кушнира". Его считали участником всех крупных заказных убийств и других преступлений, совершенных до этого бандой, а гибель вскоре после покушения на "шефа" связывали то ли с тем, что кто-то планомерно ликвидирует членов банды, то ли с тем, что Акулов, вполне вероятно, навел заинтересованных лиц на Кушнира, о времени и месте нахождения которого был осведомлен, т.е. мог содействовать покушению на главаря. При достоверности такой версии его, вполне возможно, убрали свои.

В сентябре 1998 года близ небольшого городка под Киевом сотрудники милиции откопали труп Геннадия Федоровича Зангилиди, 1967 года рождения, уроженца г. Владикавказа. Он был известен расследующим дело по убийству Е.А. Щербаня как основной участник расстрела в Донецком аэропорту - тот самый "высокий молодой мужчина в летной форме", который безжалостно поливал окружающих смертоносным свинцом из пистолета-пулемета "Аграм-2000". По прижизненному фото Зангилиди опознали очевидцы.

Один их участников последнего из названных преступлений - Валерий Баликоев (также уроженец и житель Владикавказа) - пропал без вести в конце декабря 1995 года. По оперативной информации, его застрелил Зангилиди в ходе какой-то внутренней разборки.

22 сентября 1998 года во дворе дома N 23 "а" по проспекту Театральному в Донецке был обнаружен труп Филипенко Игоря Алексеевича, 22 сентября 1965 года рождения (день смерти совпал с днем его 33-летия), уроженца Донецка, разведенного, не работавшего.

Это был ближайший друг Акулова (дружили с детства, учились в одном классе) и подручный Кушнира. Один из немногих членов банды, кто использовал форму и документы сотрудника милиции. Участник большинства убийств, спланированных и совершенных бандой в Донецке. Есть сведения, что именно Филипенко заложил взрывчатку под ступени VIP-трибуны на стадионе "Шахтер", а когда Ахать Брагин ступил на них 15 октября 1995 года - нажал на кнопку радиоуправляемого взрывного устройства. Был он тогда в форме капитана милиции и, воспользовавшись суматохой, беспрепятственно покинул место происшествия.

30 октября 1998 года в ста метрах от автотрассы Киев-Днепропетровск возле села Первомайское Чернобайского района Черкасской области был обнаружен труп мужчины с тремя огнестрельными ранениями. При погибшем оказались золотые украшения, 700 долларов США, более двух тысяч гривень и 1200 российских рублей. Убийство явно было совершено не с целью ограбления.

Вскоре установили личность погибшего: Фищук Леонид Андреевич (именно так он назван в деле, но источники утверждают, что имя его отца - "Витя". Не исключено, что это кличка, так как "Витя" тоже был судим), 1967 года рождения, уроженец Донецка, один из учредителей коммерческой фирмы "Привоз" (Кировский район областного центра). В 1993 году он был судим по ст. 206 тогдашнего УК ("Хулиганство") и освободился в 1996 году. С тех пор жил фактически на нелегальном положении...

Согласно оперативной информации, Фищук был близок Кушниру, выполнял его ответственные поручения, а в свое время имел с Евгением Борисовичем общего наставника - известного "вора в законе". Фищук давно жил на нелегальном положении, опасаясь за свою жизнь. Источники вспоминают, как среди белого дня на рынке "Текстильщик" двое неизвестных, вооруженных автоматами, пытались устранить Хряка, но у них ничего не вышло. Тем не менее Фищук выстроил на родном поселке пятиэтажный дом (один этаж уходил под землю):"Я хочу сделать что-нибудь такое, чтобы меня на Комсомольском посёлке помнили всегда"!

С этим домом произошла неприятная история. После смерти Хряка, он должен был отойти его второй жене, так как с первой Фищук к тому времени развелся, но мать Фищука Муся, сумела отсудить "хатынку", потому как, когда надо было поставить подпись в брачном свидетельстве, Хряку было некогда ехать в ЗАГС и он послал расписаться... охранника. И его жена с сыном остались ни с чем.

Предположительно он был убит во время поездки на одну из своих явочных квартир - якобы в Черкассах у Фищука жил дядя, который и прятал его в трудную минуту.

В том же 1998 году исчезли, ушли в небытие еще два важных члена донецко-луганской группы киллеров. Был убит Валерий Пушняков - один из непосредственных исполнителей ликвидации Евгения Щербаня в Донецком аэропорту. В форме капитана милиции он находился за рулем тех самых белых "Жигулей" - "девятки", на которых два "стрелка" въехали на летное поле. Как и остальные боевики и их помощники, Валерий был молод, на день смертельной акции примерно 26-ти лет от роду.

Пропал без вести (по оперативной информации был застрелен) третий руководитель межрегиональной банды Алиев Магомет Умарович (кличка - "Мага"). Сам он из Дагестана и "залетные" боевики с Кавказа (Зангилиди, Баликоев, Елканидзе и др.) - его люди. Сам он также часто бывал в Донецке, занимался и поставкой оружия для группировки.

Таким образом, начиная с 31 октября 1997 года и до конца 1998-го, были убиты или же пропали без вести три руководителя и шесть важных членов банды (боевиков и их ближайших помощников), некоторые (как, например, Валерий Баликоев) исчезли раньше. Можно было говорить о том, что донецко-кавказская, наиболее активная и опасная часть группировки, в 1998 году прекратила свое существование.

Говорят, что в Донецке с тех пор оставшиеся члены группировки преступлений не совершали - сфера их деятельности замкнулась, в основном, на Луганске.

По ряду убийств членов группировки у правоохранителей есть версии, аргументы и улики, свидетельствующие, что убирали "свои" - заметали следы, избавлялись от нежелательных свидетелей. Так, например, говорят о Баликоеве, Зангилиди, Акулове, Валерии Пушнякове. Другие ликвидации - вроде бы дело рук противоборствующей группировки. Какой? Но как бы там ни было, ни по одному из почти десяти убийств виновные не найдены. Что тоже наводит на определенные размышления, о которых пока не будем вслух.

"Они заказали и убили А. Брагина и Е. Щербаня, - говорилось в одной из публикаций "Дела и права" по этому поводу в 1999 году. - А кто заказал и убил их?" Вопрос так и остался открытым, и вряд ли точный ответ на него когда-нибудь удастся обнародовать.

Не стоит думать, что с разгромом банды Кушнира заказные убийства в Донецке закончились. Единственным преступлением, затронувшем бизнес-элиту города в относительно спокойном 1998 году стало устранение 37-летнего директора донецкого пивоваренного завода Юрия Павленко.

28 сентября 1998 года потомка того самого пивовара Алексея, в честь которого назван один из сортов донецкого пива, ликвидировали на лестничной площадке второго этажа дома № 22 по бульвару Школьному.

Возвращавшийся домой директор, был атакован тремя преступниками, вооруженными металлической заточкой и огнестрельным оружием. Раненный Павленко сумел выбежать из подъезда и уже на улице был добит в голову из пистолета.

Накануне гибели директора Донецкий пивоваренный завод находился в эпицентре скандала, связанного с американскими инвестициями и возможностью смены владельцев-акционеров. Что вскоре и произошло.

...а те - далече

Через два дня после пресс-конференции, которая дала фактически придала суд над остатками банды огласке, были опубликованы фотографии, анкетные данные и приметы лиц, разыскиваемых "по подозрению в причастности к преступлениям, совершенным донецкой группировкой Кушнира". Все разыскиваемые - дончане, их роли в группировке, по данным правоохранителей, были по-своему важны и характерны. А потому остановимся вкратце на каждом из находящихся в розыске.

Итак. Брюхин Михаил Александрович, родился 15 октября 1972 года, уроженец и житель Донецкой области. Особые приметы: на кисти левой руки отсутствует мизинец и безымянный палец, волосы темные, плотного телосложения. Миша Брюхин, тогда еще совсем юный, был у Кушнира на подхвате с начала 90-х годов. В банде обеспечивал подъезд к объекту, отход с места преступления - был за рулем угнанных или купленных "Жигулей".

Брюхин был тесно связан с основными боевиками Кушнира - Акуловым и Филипенко, как и они был задействован в подготовке и осуществлении всех основных преступлений банды в Донецке. Выезжал с двумя приятелями за рубеж по каким-то общим делам. За две недели до покушения на Евгения Борисовича Брюхин отбыл с Акуловым и Филипенко в Венгрию. Там они купили два престижных автомобиля: БМВ и джип "Опель-Фронтера".

В Украину возвращались вчетвером: к трем своим парням присоединился Е. Кушнир, направлявшийся из Израиля в Донецк через Венгрию.

25 марта 1998 года, во время покушения на Кушнира в районе Карловского водохранилища, за рулем "девятки", перевозившей "израильского гостя" в Днепропетровск, был, опять же, 25-летний на тот момент Михаил Брюхин.

Михаил был также ранен - пули из автомата повредили кисть левой руки (отсюда - его особые приметы в розыскном деле). Брюхина вместе с Кушниром доставили тогда в Селидовскую больницу, откуда "водитель банды" вскоре сбежал. Не надеялся, надо полагать, на обеспечение своей безопасности. С тех пор - с апреля 1998 года! - Брюхин в розыске.

Следующий из разыскиваемых - Синенко Вячеслав Васильевич, 4 июня 1949 года рождения, уроженец и житель Донецкой области. Синенко - майор милиции в отставке, бывший сотрудник уголовного розыска Калининского райотдела милиции Донецка. По имеющейся информации, участвовал в организации и совершении взрыва на стадионе "Шахтер" 15 октября 1995 года. На мысль о причастности Синенко к группировке оперативников навели его номера телефонов в записной книжке, найденной при убитом Андрее Акулове. Именно Синенко задержали в Греции и позднее экстрадировали в Украину.

В розыске значится и Лобков Николай Алексеевич, родился 22 июня 1972 года, уроженец и житель Донецкой области. Приметы: рост 163-169 см, волосы темные, спортивного телосложения. Подозревается в участии в четырех из пяти основных эпизодов заказных убийств по Донецку (объекты - Яков и Артур Богдановы, Ахать Брагин, Евгений Щербань).

Полежай Вячеслав Вячеславович, родился 13 января 1968 года, уроженец и житель Донецкой области. Приметы: среднего роста, среднего телосложения, волосы темные, носит очки. На нем вроде бы меньше преступных эпизодов, чем у Лобкова. Есть данные, что выполнял в банде скромную роль наблюдателя и разведчика.

И последний, пятый из разыскиваемых - Полянский Владимир Иванович, 28 июля 1955 года рождения, уроженец и житель Донецкой области. Приметы: среднего роста, плотного телосложения. Подозревается в организации поставок и хранении оружия для группы киллеров.


Двухтысячные: новые главы

Трагическая смерть 39-летнего директора торгового дома "Быттехника" в декабре 2000 года, убитого пятничным вечером на Мариупольской трассе возле села Доля, выбивается из общего ряда ввиду своей бессмысленности и жестокости.

УБИЙСТВО ГУЦУЛА

Бизнесмен направлялся вместе с 13-летним сыном Костей на своем автомобиле из Донецка в Бердянск. Через некоторое время "Мерседес" потерпевшего начали преследовать "Жигули" девятой модели (по предварительным данным, с российскими номерами). "Девятка" пыталась их обогнать и сигналила фарами, прося "Мерседес" остановиться. Что и было сделано.

Водитель "Жигулей" с кавказской внешностью поначалу стал спрашивать у Гуцула маршрут на Одессу, а потом неожиданно выхватил пистолет и открыл стрельбу по потерпевшему. Гуцул получил шесть ранений, в том числе и в лицо. Другой пассажир "девятки" тоже вышел из машины и, открыв дверцу "Мерседеса" со стороны пассажира, также открыл стрельбу из пистолета...

Израненный бизнесмен все-таки успел закрыть своим телом сына. Таким образом, он принял все пули на себя и спас ребенку жизнь. После этого нападавшие забрали из машины ключи, документы, барсетку с деньгами, сняли с умирающего ценные вещи и укатили на своем авто.

Оставшись один, ночью на трассе, мальчик, несмотря на весь ужас от произошедшего, не растерялся и вызвал по мобильному телефону "скорую". Но спасти жизнь пострадавшему уже не удалось. Через четыре часа, утром в субботу, он скончался в областной больнице им. Калинина. По этому дикому случаю, которое не имеет признаков "заказа" возбуждено уголовное дело. Убийцы пока не задержаны, мотивы преступления - не ясны.

ДЕЛО СИНЕНКО

10 декабря, коллегия судей Апелляционного суда Донецкой области вынесла решение изменить меру пресечения бывшему майору милиции Вячеславу Синенко, который обвинялся в организации взрыва на стадионе "Шахтер", и освободить его из следственного изолятор на подписку о невыезде.

Вячеслав Синенко был освобожден прямо в зале суда. Суд принял такое решение учитывая состояние здоровья 60-летнего подсудимого - у него парализованы ноги, он не может самостоятельно ходить, находится в заключении с 2004 года, а также, учитывая тот факт, что решение по его делу до сих пор не принято.

Адвокат подсудимого Игорь Никитюк в комментарии корреспонденту Коммерсанта сразу после освобождения Вячеслава Синенко прямо сказал, что решение суда стало для него неожиданным.

"У коллегии судей возникло много вопросов, на которые ответов суд не получил. Ввиду того, что законного решения в такой ситуации принять невозможно, суд вынес постановление направить дело на дополнительное досудебное расследование", - сказал господин Никитюк.

Сам господин Синенко сказал, что, в первую очередь, намерен поправить в больнице пошатнувшееся здоровье. "Пока мне хочется только свежего воздуха и на небо насмотреться. Я надеюсь, что окончательное решение суда по моему делу будет справедливым. Я не собираюсь куда-то обращаться, жаловаться, я устал от всего этого, здоровья у меня уже нет", - сказал он.

Суд принял решение освободить Синенко из-под стражи, учитывая состояние здоровья 60-летнего обвиняемого, у которого парализованы ноги, а также в связи с тем, что решение по делу Синенко до сих пор не принято.

По версии обвинения бывший оперуполномоченный Калининского районного отдела милиции Донецка был причастен к организации взрыва: якобы именно Вячеслав Синенко провел на стадион исполнителя взрыва, а затем помог преступнику покинуть место преступления, выведя его за милицейское оцепление.

Милиционер Синенко ушел на пенсию в 1997 году, а в 1998-м, пережив покушение на свою жизнь, вместе с семьей бежал в Грецию. Там, в 2004 году, Синенко задержали местные правоохранители. После того как греческие власти объявили экс-майору о грозящей ему экстрадиции в Украину, у Вячеслава Синенко случился инсульт: он потерял возможность самостоятельно передвигаться. На родину бывшего милиционера привезли в марте 2005-го. На судебные заседания, которые проходили в 2006 году, Синенко доставляли на носилках.

В феврале 2007 года его приговорили к пожизненному заключению с конфискацией имущества, но после кассационной жалобы Верховный суд Украины направил дело на повторное рассмотрение. С октября 2008 года дело снова рассматривается в суде.

Адвокат подсудимого Игорь Никитюк в интервью Елене Смирновой сообщил, что доказательства мотивов совершения преступления его подзащитным так и не были найдены.

"Кроме того, никто из свидетелей не подтвердил, что Синенко вообще был на стадионе в тот день, - говорит Игорь Никитюк. - Рассмотрение дела затягивается из-за отсутствия ответов из Генеральной прокуратуры Украины на поручения суда, требующего установить лиц, которые могут что-либо знать о мотивах преступления и присутствии (или отсутствии) Синенко на стадионе в день взрыва, а также его участии в подготовке и реализации этого преступления. Интересная позиция у защиты. Это если никто не видел как киллер стреляет с крыши небоскреба в человека, то ему нельзя предъявить обвинение? С другой стороны доказательств и, главное, свидетелей действительно нет".

По версии же самого обвиняемого, он в день взрыва на стадионе был на концерте Любы Успенской в киноконцертном комплексе "Донецк".

По версии обвинения бывший оперуполномоченный Калининского районного отдела милиции Донецка был причастен к организации взрыва: якобы именно Вячеслав Синенко провел на стадион исполнителя взрыва, а затем помог преступнику покинуть место преступления, выведя его за милицейское оцепление.

Интересно, а сколько людей в данном случае могут подтвердить факт нахождения обвиняемого в зале? Ну, не родственники или друзья, которым Синенко сказал, что идет на концерт. Это же достаточно легко организовать.

Милиционер Синенко ушел на пенсию в 1997 году, а в 1998-м, пережив покушение на свою жизнь, вместе с семьей бежал в Грецию. Там, в 2004 году, Синенко задержали местные правоохранители. После того как греческие власти объявили экс-майору о грозящей ему экстрадиции в Украину, у Вячеслава Синенко случился инсульт: он потерял возможность самостоятельно передвигаться. На родину бывшего милиционера привезли в марте 2005-го. На судебные заседания, которые проходили в 2006 году, Синенко доставляли на носилках.

Суд удовлетворил ходатайство адвоката и снова направил дело на дополнительное досудебное следствие в Генеральную прокуратуру Украины, а обвиняемого освободил под подписку о невыезде. По словам адвоката, экс-милиционер, который будет жить у родственников в Донецке, намерен лечь на стационарное лечение в больнице.

6 марта 2006 года апелляционный суд Донецкой области продолжил слушания по делу о взрыве на стадионе "Шахтер" 15 октября 1995 года. Семь из десяти свидетелей и потерпевших, вызванных на заседание 30 марта, в суд не явились, - сообщает ОстроВ.

Суд допросил свидетелей Вячеслава Шепелева, Алексея Анохина и Сергея Демьяненко. Все они - бывшие и действующие работники милиции, знавшие подсудимого Синенко по совместной службе. Анохин и Демьяненко показали, что с подсудимым общались по службе мало, но подтвердили, что участвовали в охране Синенко в больнице после покушения на него.

Шепелев показал, что хорошо знал подсудимого по совместной работе в Калининском РОВД Донецка, но их дружеские отношения не носили "систематического" характера.

Шепелев в суде подтвердил, что видел подсудимого Синенко в фирме "Люкс" вечером после взрыва на стадионе Шахтёр. Якобы Синенко тогда вместе с другими работниками милиции проводил опрос работников фирмы.

Шепелев также рассказал суду о дне, когда он и Синенко задерживали некоего Рухманова, которого сам Синенко называл "боевиком Ахметова". Шепелев также ответил на вопросы сторон процесса.

Получив разрешение суда задать вопросы Шепелеву, подсудимый Синенко, который изначально утверждал, что в "Люксе" после взрыва он не был, обвинил Шепелева во лжи. Синенко бросил свидетелю фразу: "Слава, почему ты все врешь? С тобой Ходос поработал или Малышев?".

Синенко напомнил Шепелеву, что у них были очень тесные дружеские отношения, что "у меня в угрозыске человека ближе не было", что они вместе часто бывали в кафе и выезжали на природу и т.п., и отказываясь от этого, свидетель лжет.

Шепелев ответил суду, что он человек верующий и "Богом клянется", что говорит правду. Тогда подсудимый попросил Шепелева присягнуть на Библии. На это председательствующий в суде Николай Осоян с улыбкой заметил, что этого законом не предусмотрено.

Суд уточнил, что часть свидетелей снова не явилась в суд и объявил перерыв в заседании до 11 часов утра 31 марта 2006 года, - сообщает ОстроВ.

В феврале 2007 года его приговорили к пожизненному заключению с конфискацией имущества, но после кассационной жалобы Верховный суд Украины направил дело на повторное рассмотрение. С октября 2008 года дело снова рассматривается в суде.

В пятницу, 4 февраля 2009 года, экс-майор МВД Вячеслав Синенко, которого обвиняют в причастности ко взрыву на стадионе Шахтер 15 октября 1995 года, вновь оказался в суде.

В декабре 2008 года стало известно, что следствие по делу Синенко завершено и задержка носит исключительно процессуально-медицинский характер.

Степень вины Синенко, согласно новым поправкам в УПК, на этот раз должны были определять не только пара судей, но и три заседателя из народа.

"Их участие предусмотрено по обвинению с пожизненным. Их избирают из обычных граждан на сессиях областных советов. Народные заседатели — своеобразный аналог суда присяжных в России. На время слушаний они имеют такое же процессуальное право, как и судьи. Все решения в совещательной комнате принимаются сообща", — цитирует Сегодня представителя обвинения Владимира Миненкова из облпрокуратуры.

Синенко обвиняли в Умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах, а также Покушении на умышленное убийство.

Правда, 4 февраля один из народных заседателей в суд не явился, поэтому слушания перенесли на среду, 9 февраля. О своих шансах подсудимый предпочитает не говорить.

"Нечего мне вам комментировать", - отрезал Синенко.

15 декабря 2010 года Главным управлением по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры Украины закончено расследование по уголовному делу по обвинению одного из членов преступной группировки в совершении 15 октября 1995 года убийства с применением взрывного устройства генерального директора фирмы "Люкс", президента ФК "Шахтер" Ахатя Брагина и других лиц по п.п. "а", "г", "е" ст. 93, ч. 2 ст. 17 и п.п. "а", "г", "е" ст. 93 УК Украины (в редакции 1960 года), - сообщает пресс-служба ГПУ. Судя по всему речь идет о Синенко.

После чего уже точно дело бывшего милиционера Вячеслава Синенко, обвиняемого во взрыве на стадионе Шахтёр и убийстве Ахатя Брагина, чье повторное слушание которого должно было начаться 9 февраля в Ворошиловском районном суде города Донецка, было отправлено на дорасследование, - сообщает ОстроВ.

Такое решение приняли 9 февраля 2010 года судьи районного суда и народные заседатели. По их мнению, Генеральная прокуратура, передавшая им дело для повторного рассмотрения, не предоставила доказательств вины обвиняемого.

Обвиняемый в организации взрыва на стадионе Шахтер в 1995 году Вячеслав Синенко и его адвокат Игорь Никитюк просили суд вернуть уголовное дело на дополнительное досудебное следствие. Они считают, что проведенное следствие было проведено недостаточно полно.

После перерыва судья Ворошиловского суда Людмила Ливочка вынесла решение: "…Уголовное дело не может быть назначено к судебному рассмотрению, если ее следствие проведено неуполномоченным на это лицом. При таких обстоятельств суд приходит к мнению, что после того как уголовное дело в отношении Синенко было направлено для организации дополнительного досудебного следствия, то расследование было проведено не уполномоченным на это лицом, поэтому дело необходимо направить для организации дополнительного досудебного расследования", - сказала судья.

"...Суд постановил уголовное дело по обвинению Синенко Вячеслава направить генеральному прокурору Украины для организации проведения дополнительного досудебного следствие", - постановила судья на заседании.

"…Синенко оставить на подписке о невыезде", - добавила она.

Старший прокурор отдела прокуратуры Донецкой области участие прокуроров в уголовном судопроизводстве Владимир Миненко назвал решение суда "необоснованным и незаконным".

"Я считаю, что данное решение суда является необоснованным и незаконным и подлежит апелляционному обжалованию. В течение семи суток будет оно изучено мною и будет подана апелляция", - сказал прокурор Владимир Миненко

По мнению прокурора, вывод суда о том, что следствие проведено неуполномоченным лицом, "не соответствует действительности".

УБИЙСТВО ЯНА КИВЫ

В начале июня 2010 года в подъезде собственного дома был обнаружен труп Яна Кивы - первого директора Донгорбанка.

Почему так долго информация об этом происшествии оставалась тайной - мне не известно и не понятно. Зато известно про то, что глава Донецкой областной организации Всеукраинский комитет защиты прав человека Евгения Ратникова сообщила, что убитый занимался правозащитной деятельностью.

"Его часто можно было встретить в судах, его хорошо знала охрана Апелляционного суда Донецкой области, он вел какие-то дела", - заявила Ратникова. Именно под таким соусом это дело и было поначалу подано в газетах. Шутка ли: в Донбассе убит правозащитник!

Тело указанного гражданина было обнаружено 9 июня около 16:00 в подъезде его собственного дома, который и расположен рядом с Донецкой областной прокуратурой. В последние четыре года своей жизни, несмотря на вторую группу инвалидности, Кива занимался исключительно правозащитной деятельностью. Права человека он отстаивал в районных судах Донецка, Донецком окружном административном суде, Апеляционном суде Донецкой области, Донецком апелляционном административном суде, в судах кассационной инстанции, а также в Европейском суде по защите прав человека.

По информации начальника Ворошиловского райотдела Донецка Владимира Козленко, причиной смерти Кивы послужили многочисленные колото-резаные ранения. Осмотром места происшествия было установлено, что ничего из личных вещей и документов, находящихся при потерпевшем, похищено не было. Возбуждено уголовное дело по ст.115 Уголовного Кодекса Украины – умышленное убийство, ведется следствие.

Согласно сообщению официального сайта ГУМВД Украины в Донецкой области, у милиции нет сведений, чтобы 54-летний пенсионер Я. Кива занимался правозащитной деятельностью. Известно, что за последние 5 лет в Ворошиловский райотдел милиции от него поступило полтора десятка жалоб и заявлений, которые относились к сфере гражданско-правовых отношений. Кива неоднократно жаловался на шум со стороны соседей из разных квартир, на курение строителей во дворе, на неправильную установку рентгенаппарата в стоматологии, расположенной на первом этаже его дома, и т.п. По всем обращениям проводились проверки и заявителю разъяснялось его право обращаться в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Ян Михайлович Кива в девяностые годы был хорошо известен в донецких бизнес-кругах. Вершиной его карьеры стал пост директора Донгорбанка (первоначальное название Акцептбанк), основанного в 1992 году. Его крупнейшим акционером сегодня является ООО СКМ Финанс (99,9961%). По данным Нацбанка Украины, на 1 января 2010 года по размеру общих активов Донгорбанк занимал 28-е место среди 179 действовавших в стране банков - 7,098 млрд. грн.

Заключение

Я намеренно избрал вариант интернет-публикации для своего небольшого исследования. С одной стороны, ее объем ограничен только требованиями целесообразности и здравого смысла, с другой - имеются удобства в навигации, которых не дает книжка. Ну и, понятно, я сразу хочу отмести в подозрения по поводу заказа: работал я на свой страх и риск, совершенно бесплатно, медленно и почти без ущерба основной работе:) Когда мои други-редакторы, консультанты и просто хорошие люди читали сей опус, то многие с удивлением смотрели мне в глаза: "Тебе жить надоело?" или "Та история с двумя мордоворотами тебя ничему не научила, ведь у тебя было уже третье сотрясение мозга?". "Вовсе нет, - объяснял я им. - большая часть из написанного, ранее уже публиковалась и я просто собрал то, что уже было сделано другими, слегка сократил, в основном убирая эмоции и домыслы, приплюсовал комментарии участников и свидетелей тех событий, которые пошли со мной на контакт в частном порядке, и набрал". Тем не менее некоторые из тех, что "крутили пальцем", серьезно помогли мне и по-прежнему продолжают снабжать ценными сведениями, которые сложно найти в газетах.

Не стоит думать, что "Кровавая история Донецка" нечто вроде апокрифичного "Авраам породил Исаака, Исаак - Якова". Все было написано до меня да и слишком короток временной отрезок. Скорее это не "Кровавая история Донецка", а "Кровавая история нового Донецка", но этот вариант ИМХО звучит не так красиво :) К неудовольствию любителей "почитать страшное" и прочих поклонников Тарантино, который любил перекрещивать сюжетные линии, мне пришлось также придерживаться хронологии. Обилие источников и заимствованных фрагментов - большое спасибо авторам публикаций! - не позволяет считать этот текст авторским произведением. Были также предприняты серьезные попытки не превращать страшную рассказку в художественную литературу. Тем не менее, искренне надеюсь, что это, кхм, произведение, при всех его недостатках, может быть использовано в качестве справочника или аргумента в споре.

Как по мне, так есть в этом выборе и еще один положительный момент: он-лайн версию можно дополнять и править в любое удобное время. Учитывая странные настии нашего правосудия, этот нюанс может оказаться очень важным. Скажем, если бы я писал о нашумевшем убийстве журналиста Александрова из Славянска в начале 2004 года, то обязательно указал бы, что дело, благодаря стараниям наших правоохранителей, уже раскрыто и смертельно больной бомж Вередюк до смерти избил журналиста битой. Максимум, позволил бы себе легкий сарказм, а не искажение выводов следствия.

Нельзя объять необъятное и потому многое осталось за кадром. Акцентировались только более или менее резонансные дела и "заказуха". Оставлены без внимания разборки в Макеевке, Горловке, Краматорске и Мариуполе, которые прямо не касались донецких. Поэтому в "Кровавой истории" только упоминаются братья Долидзе (крупнейшая группировка на севере области), практически ничего нет о хорошо мне знакомых краматорских "участках", деяниях макеевского Самвела и беспределе в портовом Мариуполе.

Были отвергнуты и многочисленные утверждения источников, которые чуть не в один голос твердили/ят, что мелких и средних авторитетов "убрали менты", как тех, кто "не подписал конвенцию с мусорами". Может быть. А может и нет. В любом случае - это предположение. Не доказано и все тут.

Кроме прочего, я, как всякий идеалист, надеюсь, что найдутся люди из числа свидетелей или участников описанных событий, которые захотят на склоне лет или в необоримом приступе искренности поделиться информацией об описанных событиях. Ну и, конечно, более свежих инцидентах. Ведь рано или поздно наступает момент, когда хочется, чтобы люди узнали, как все было на самом деле, а не искали "блох там, где их нет". Уж слишком часто в моем тексте употребляется такое непростое слово как "якобы". Так что, в любом случае, "Кровавая история Донецка" - отнюдь не истина в последней инстанции, а исследование не законченное и требующее доработки, хоть и претендующее на объективность. Потому - прошу писать "Говорит Донецк" .

Комментарии

elalar
Не в сети
Регистрация: 18/11/2009

Читал эту статью еще на fromdonetsk.narod.ru - тоже ваше детище. Поскольку тот сайт закрылся, я рад что этот материал еще жив. Я так понимаю, г-н Пенчук читал его еще внимательнее, чем я :). Просто хочу сказать СПАСИБО. Жителям города важно помнить свою историю, какой бы она ни была.

Thames
В сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

06.03.30 15:27

Сегодня Апелляционный суд Донецкой области продолжил слушания по делу о взрыве на стадионе "Шахтер" 15 октября 1995 года. Семь из десяти свидетелей и потерпевших, вызванных на заседание 30 марта, в суд не явились.

Суд рассматривает дело по обвинению бывшего майора милиции Вячеслава Синенко в организации взрыва на стадионе "Шахтер" в Донецке 15 октября 1995 года, в результате которого погиб президент футбольного клуба "Шахтер" Ахать Брагин и несколько человек из его окружения.

Сегодня суд допросил свидетелей Вячеслава Шепелева, Алексея Анохина и Сергея Демьяненко. Все они - бывшие и действующие работники милиции, знавшие подсудимого В. Синенко по совместной службе. А. Анохин и С. Демьяненко показали, что с подсудимым общались по службе мало, но подтвердили, что участвовали в охране В. Синенко в больнице после покушения на него.

Свидетель В. Шепелев показал, что хорошо знал подсудимого по совместной работе в Калининском РОВД Донецка, но их дружеские отношения не носили "систематического" характера.

В. Шепелев в суде подтвердил, что видел подсудимого В. Синенко в фирме "Люкс" вечером после взрыва на стадионе "Шахтер". Якобы В. Синенко тогда вместе с другими работниками милиции проводил опрос работников фирмы.

В. Шепелев также рассказал суду о дне, когда он и В. Синенко задерживали некоего Рухманова, которого сам В. Синенко называл "боевиком Ахметова". В. Шепелев также ответил на вопросы сторон процесса.

Получив разрешение суда задать вопросы В. Шепелеву, подсудимый В. Синенко, который изначально утверждал, что в "Люксе" после взрыва он не был, обвинил В. Шепелева во лжи. В. Синенко бросил свидетелю фразу: "Слава, почему ты все врешь? С тобой Ходос поработал или Малышев?".

В. Синенко напомнил В. Шепелеву, что у них были очень тесные дружеские отношения, что "у меня в угрозыске человека ближе не было", что они вместе часто бывали в кафе и выезжали на природу и т.п., и отказываясь от этого, свидетель лжет.

В. Шепелев ответил суду, что он человек верующий и "Богом клянется", что говорит правду. Тогда подсудимый попросил В. Шепелева присягнуть на Библии. На это председательствующий в суде Николай Осоян с улыбкой заметил, что этого законом не предусмотрено.

Суд уточнил, что часть свидетелей снова не явилась в суд и объявил перерыв в заседании до 11 часов утра 31 марта 2006 г.

ОстроВ

Les
Не в сети
Регистрация: 18/08/2009

Кста, а почему Саша Кучинский до сих пор жестко не поставил раком борцуна с коррупцией :) Борю Пенчука за благородное воровство материалов и издание "Донецкой мафии"?
Есть какая-то информация? А то было какое-то там полумертвое движение... Результаты есть?
Йопт, в цывилизованную Эуропу ж идем. :) Там с этим строго :)

Thames
В сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Псевдоним «Ринат», или Смотрящие за Ахметовым

Миллионеры и миллиардеры любят говорить, что всего добились благодаря труду, между строк как бы подсказывая, что еще и благодаря своей гениальности и всевозможным талантам. Ринат Леонидович Ахметов, в миру самый богатый украинец татарской национальности, всегда старался скромно умалчивать, благодаря каким именно талантам и какому именно труду он в середине девяностых стал «самым – самым». «Трудовой путь» данного субъекта олигархического цеха был, разумеется, весьма труден и тернист, и президент футбольного клуба «Шахтер» всегда старался скромно умалчивать, какие препятствия были на его тернистом пути к миллиардному состоянию. Также молчал Ринат Леонидович и о людях, помогавших ему пройти через все, так сказать, тернии. А люди, окружавшие Ахметова, местами попадались весьма специфические. Насколько специфические, что при всем, так сказать, уважении к Ринат Леонидовичу, за его спиной можно отследить уши одной известной, а то и нескольких известных в узком кругу специфических Контор…

Не служил, не состоял, не привлекался

Автор ни в коем разе не собирается подозревать (упаси Боже) уважаемого президента ФК «Шахтер» в причастности к специфическим организациям, называемым в миру спецслужбами. Рината Ахметова сложно представить в погонах ФСБ или СБУ, которые он примеряет втайне перед зеркалом и вздыхает о своей сложной судьбе внедренного сотрудника. Ринат Ахметов не Штирлиц. Однако жизненный путь РэЛе, как Ахметова называют в узких донецких кругах, вызывает много вопросов по поводу его отношения к людям в погонах. Как показывает покрытая во многих местах белыми и темными пятнами биография Ринат Леонидовича, люди в погонах его окружали всегда, причем чуть ли не со времени отрочества и юности «паренька из бедной татарской семьи» с донецкого шахтерского поселка Октябрьский. И интерес обеих сторон, судя по опять-таки биографии Ахметова, был взаимный…

Автор этих строк уже писал о неких «ангелах – хранителях» с погонами спецслужб, уберегших Ахметова от участи других «конкретных парней» из Донбасса в бурные девяностые. Дела тогда в Донбассе творились весьма специфические, на кону был вопрос – кому выжить, и кто будет «главным» в столь аппетитном и перспективном регионе? На этот вопрос как-то сам собой нашелся ответ в лице поначалу неразговорчивого и непубличного Рината, взявшего под себя гордость Донбасса и любимую игрушку погибшего от взрыва на стадионе Ахатя Брагина футбольный клуб «Шахтер». Тогда, в конце девяностых, Ахметов старался говорить только о футболе, в котором на тот момент, судя по рассказам знающих Рината Леонидовича людей, он разбирался на уровне не особо компетентного любителя. О самом же «Ринате» тогда говорили в Донецке чуть ли не шепотом, создавая вокруг его образа множество легенд. Война в регионе закончилась после смерти Евгения Щербаня и прихода в губернаторское кресло Януковича. Теневым же руководителем региона стал Ахметов, на ту пору едва разменявший третий десяток…

Камиль Исхаков, тогдашний мэр Казани, и Венер Салимов, бывший глава КГБ Татарстана, сыграли в судьбе Ахметова в ту пору важную роль. Как впрочем, и бывший глава СБУ Владимир Радченко, знающий о «делах донецких» в середине девяностых очень многое не понаслышке. В ту пору кандидатура Ринат Леонидовича на должность «номера первого» в регионе решалась и лоббировалась на очень высоком, и весьма специфическом уровне. Вопрос – кто же такой Ринат Ахметов, обычный , так сказать, паренек из бедной татарской семьи, проживающей в шахтерском поселке «Октябрьский»? И каким образом так получилось, что вокруг человека, получившего первую запись в своей трудовой книжке в двадцать шесть лет, в этот момент уже было полно людей в погонах, отдавших долгие годы службе в силовых структурах?

Интересно, помнит ли сам «Ринат» свою первую встречу с полковником КГБ, выдыхающим в форточку своего кабинета кольца дыма модного в середине восьмидесятых заокеанского «Кента»? Автор, конечно, утрирует, и про «Кент», и про полковника. Возможно, это был, например, пахнущий «Шипром» и курящий «Космос» майор. И встреча происходила вовсе не в кабинете, а например, в парке за игрой в шахматы. Могло быть по всякому, однако не суть важно. Важно, что встреча двух сторон, обеспечившая полное прикрытие будущему олигарху в самых разных эпизодах, вероятнее всего, произошла, и стала для паренька из шахтерской семьи в некотором роде судьбоносной. Об этом можно судить по некоторым эпизодам биографии самого богатого украинца.

Ахметов, как известно из некоторых биографических источников, в молодости занимался боксом. И занимался успешно. В школе будущий миллиардер учился чуть ниже среднего, пропадая на улице, боксируя, играя в футбол и карты. Кстати, по некоторым данным, как раз в картах Ахметов был непререкаемым авторитетом в определенных кругах с отрочества и юности.

В 1984 году, когда Ахметову исполнилось восемнадцать, в Афганистан из Союза отправлялись тысячи молодых пацанов. Донбасс с по статистике был одним из главных поставщиков «интернационалистов» в стране. Ахметов с его происхождением из «бедной шахтерской татарской семьи» и увлечением боксом мог бы быть одним из первых кандидатов в Афган. Или хотя бы в ВДВ. В любом случае, его должны были просто забрать в армию в 1984 году. В то время для молодого парня не пойти в армию означало фактически признать свою некую неполноценность. Для того, чтобы не попасть в Вооруженные силы СССР, нужно было иметь весьма вескую причину. Либо по состоянию здоровья, либо в военное училище (что опять-таки армия по своей сути), либо… В любом случае, это было бы «не по понятиям». Особенно в Донецке. Особенно в шахтерском поселке Октябрьский. Особенно среди пацанов, с которыми вместе занимаешься боксом и играешь в карты. Однако Ахметов в армию не пошел…

Нет никаких свидетельств тому, что Ринат Леонидович в далеком уже 1984 году надевал шинель и наматывал портянки. Также нет свидетельств армейского прошлого будущего олигарха и в отношении других лет. Ринат Леонидович, закончив школу со средним (мягко говоря) аттестатом, внезапно куда-то пропал с поля зрения как Советской армии, так и правоохранительных органов. Потому как в ту пору в советском УК существовала нынче дико воспринимающаяся уголовная статья «Тунеядство». То есть , человек обязан был где-то работать, где-то числиться. Три месяца тунеядства могли привести человека в тюрьму на пару – тройку лет. Уклонение от воинской обязанности каралось еще страшнее – дисциплинарный батальон плюс общий срок службы. Однако Ринат Ахметов не попал ни в дисбат, ни в армию, ни в места не столь отдаленные. Он пропал. Растворился в пространстве, не оставив никаких следов своего пребывания где-либо с середины восьмидесятых до середины девяностых…

«Ботаники» из «Люкса»

То есть, Ахметов десять лет не работал, и не учился. Чем занимался, что делал и как зарабатывал на жизнь — покрыто мраком тайны. Некоторые источники утверждают, что будущий олигарх под крышей некоторых представителей советских спецслужб, «патронирующих» гостиницы и всевозможные увеселительные заведения, очень неплохо зарабатывал, шлифуя свое картежное мастерство в Москве, Крыму и Сочи. Проигрывающие большие деньги партийные бонзы и криминальные авторитеты попадали под колпак «людей в погонах», решающих их долговые обязательства взамен на некие услуги. Таким образом, будущий олигарх уже тогда проявил себя человеком крайне полезным и выгодным в определенных ситуациях, к тому же неглупым и умеющим просчитывать несколько ходов вперед. Таких людей в некоторых структурах всегда ценили. Пожалуй, эта версия могла бы в состоянии объяснить таинственное прошлое самого богатого украинца. Потому как только людям из определенных структур было под силам уберечь паренька из шахтерского поселка от Афгана, армии, дисбата и тюрьмы.

И судя по всему, встреча с людьми «в штатском» у будущего «первого номера Донбасса» произошла как раз в далеком 1984 году, когда Ахметову было необходимо решать вопрос с армией. В армию он не пошел, на «Победе» (так называют в Донецке местную психушку) тоже следов его не наблюдалось. Во всяком случае, официальных. То есть, чья-то могущественная рука выдернула семнадцатилетнего будущего олигарха из неопределенности перед будущим и поставила на твердый жизненный путь…

Источники в правоохранительных органах утверждают, что в 1986 году в Горловке был зверски убит вместе с женой в своем доме некий Лысенко. Известный в городе «цеховик» и ценный информатор силовых структур в среде тогдашнего подпольного «бизнеса». Как-то вечером к нему пришли несколько человек, и под пытками требовали отдать деньги и золото. Преступники явно знали, к кому шли, и знали, что золото и большой денежный запас у Лысенко имелся. Тогда по горячим следам правоохранителям удалось задержать двух участников преступления. Тогда в сводках прозвучала фамилия Ахметовых – по словам задержанных, это были два брата. Тот, который помладше, в преступлении не участвовал и находился на улице, однако якобы непосредственно в убийстве Лысенко принимал участие его старший брат.

«Якобы» пишу по одной простой причине. Очень скоро следы дела Лысенко, как впрочем, и само дело об убийстве горловского цеховика благополучно испарились. Как-то незаметно в деле не стало ни показаний арестованных, ни фамилий двух братьев татарской национальности. Дело до суда так и не дошло, и было благополучно предано забвению…

Ринат Леонидович Ахметов «вынырнул» в середине девяностых, и решил стать, «как все». То есть, «устроиться на работу, завести трудовую книжку и жить, как говорится, как люди»… Первым местом нынешнего владельца ФК «Шахтера» оказался Донецкий городской банк, или же сокращенно Донгорбанк. Банк был основан в середине девяностых, и Ахметов пришел туда сразу руководить. Как утверждал сам Ринат Леонидович, банк был создан для более эффективной системы взаиморасчетов между структурами Ахметова и его партнерами. До этого у Ахметова, по его же словам, уже присутствовал «первый миллион», заработанный на торговле коксом, углем и т п.

Каким образом Ринату Ахметову удалось заработать первый миллион, нигде не будучи даже трудоустроенным в течении десяти лет после окончания школы, так и осталось за кадром. Впрочем, тогда подобными мелочами и не интересовались. В то лихое время подобная практика была даже модной. К примеру, Борис Колесников, будучи оформленным резчиком мяса на Центральном рынке Донецка, решал вопросы с москвичами о поставках в страну крупных партий фруктов и цитрусовых, а официальный мясник одного из донецких гастрономов Ахать Брагин (он же Алик Грек)решал вопросы «всесоюзного» масштаба, заселившись в элитную гостиницу «Люкс», в которой в советское время располагались только гости самого высокого масштаба. Гостиница была расположена в Донецком ботаническом саду. Кстати, после вселения туда Брагина его группировку стали называть «ботаниками» — после смерти Брагина это прозвище перешло к Ахметову, въехавшему в «Люкс» после взрыва на стадионе «Шахтер».

Гостиница «Люкс» в советское время была, так сказать, правительственным объектом, и находилась под колпаком КГБ. Здесь останавливались первые лица страны, приезжавшие в Донецк – в частности, в «Люксе» останавливался во время визитов в Донбасс Михаил Горбачев, когда был при власти. После распада Союза гостиница как-то незаметно перешла к Яношу Кранцу, а затем, после его убийства, к Ахатю Брагину (Алику Греку), сделавшему из правительственного объекта свою резиденцию. Также незаметно в руки Брагина перешел и футбольный клуб «Шахтер» при непосредственном участии нынешнего народного депутата Юрия Колоцея, в начале девяностых сотрудника милиции, сделавшего немало для того, чтобы клуб перешел под контроль Ахатя Брагина. Что, впрочем, пошло «Шахтеру» тогда только на пользу…

Зачистка

Ринат Ахметов в тот момент был одним из самых близких к Брагину людей. Когда в середине девяностых Брагин и Евгений Щербань взяли обязательства перед «кунцевскими» по общаку на сумму свыше 80 миллионов долларов на их запуск в приватизацию донецких предприятий, а затем решили не пускать москвичей в Донбасс, в регионе возникла конфликтная ситуация. Приехавший в Донецк Иосиф Кобзон, находясь в «Люксе», «предъявляет» Брагину убийство «Чирика» (Брагинского), который был «в законе» и пытался убедить Брагина пустить москвичей в Донбасс. На Грека происходит несколько покушений. Ахметов понимал, что сам ходит по грани как человек, близкий к Ахатю Брагину, на которого началась настоящая охота…

Ахметова пытаются убить из гранатомета. Его спасает только лишь полученная в последний момент от некоего «надежного источника» информация о покушении. Он пересаживается в другую машину чисто интуитивно. По информации автора этих строк, между Ахметовым и упомянутым выше Кобзоном вскоре после покушения проходят переговоры. Ахметов был интересен «москвичам» (стоящим за «кунцевской» и другими ОПГ влиятельным людям с погонами российских спецслужб), как неглупый и перспективный партнер и представитель в таком «вкусном» регионе, как Донбасс. В этой ситуации Ахметову оказывают свое содействие и поддержку Камиль Исхаков, тогдашний мэр Казани, и многолетний глава КГБ Татарстана Венер Салимов. Родственные связи здесь сыграли тоже не последнюю роль…

На Ахметова больше не покушаются. В то время, как киллеры — взрывники долбят несколько дней бетонную стену под vip-ложей на стадионе «Шахтер», закладывая взрывчатку под Ахатя Брагина. Преступники сообщают друг другу о перемещениях Брагина по городу по рации и мобильной связи, ведут за «Греком» наружное наблюдение, однако им никто не препятствует. Кстати, донецкие «убоповцы» в тот момент посылали за Греком своих «топтунов», и засекли перемещения лиц, фиксирующих передвижения Брагина. То есть, можно было бы призадуматься о том, что готовится очередное покушение. При этом Грека «вели» и «конторские» — незадолго до своей смерти Брагин попал в киевский следственный изолятор СБУ, однако спустя короткое время вышел из изолятора, чтобы попасть под взрывчатку… «Конторские», как и «убоповцы» «вели» Брагина, однако не предприняли никаких действий в отношении лиц, ведущих за Греком «независимое наблюдение»…

Брагина взрывают на стадионе во время матча «Шахтер» — «Таврия». Ринат Ахметов опаздывает по каким-то причинам на матч на пятнадцать минут. В машине снаружи стадиона остается человек, занимающийся всеми вопросами безопасности Ахатя Брагина – Сергей Чирин. Ныне он заместитель главы Донецкой областной организации «Фронта змін», и вхож к Ринату Ахметову по многим «текущим» вопросам…

Параллельно в регионе происходила «зачистка» нескольких «авторитетов», фактически завершенная со смертью Брагина. В 1996 году в аэропорту Донецка расстреливают Евгения Щербаня, прилетевшего из Москвы с серебряной свадьбы Иосифа Кобзона. Сразу после убийства Щербаня офис корпорации «Атон» посещают какие-то люди в масках до приезда правоохранителей, унося с собой множество документации и бумаг по делам корпорации. Куда-то исчезает начальник охраны Щербаня, бывший сотрудник КГБ СССР, как исчезают и его показания из дела. Год спустя после смерти Евгения Щербаня происходит покушение на его старшего сына, Евгения Евгеньевича. Буквально в этот же период происходит перерегистрация Индустриального Союза Донбасса (ИСД), в котором расстрелянный Евгений Щербань являлся миноритарным акционером. После покушения на его старшего сына фамилия Щербань исчезла из списка акционеров ИСД…

Чекисты повсюду

В это же время в окружении Ахметова происходят любопытные перемещения. Руководителем юридического департамента Первого украинского международного банка (ПУМБ), контролируемого Ахметовым, становится некий Воропаев Юрий.

Профессиональный «чекист», долгие годы проработавший в КГБ следователем. Вопрос – как могло произойти, что следак со стажем из Конторы мог заинтересовать на тот момент уже не единожды миллионера Рината Ахметова до такой степени, что тот доверил ему свой банк? Неужели Ахметову было интересно, чтобы Контора (а бывших «чекистов», как известно, не выпускают) имела возможность беспрепятственно получать возможность полной информации о том, что у Ахметова в хозяйстве творится? И как они могли познакомиться- следак Воропаев, который старше Ахметова на одиннадцать лет, и миллионер Ринат Леонидович, передвигающийся по городу в бронированном «Мерседесе»?

Если предположить, что Воропаев пришел наниматься с улицы в директора юрдепартамента ахметовского банка, то мудрый интуит Ахметов наверняка бы просчитал, чем чревато присутствие вчерашнего «конторского» в его делопроизводстве. И гнал бы Воропаева от дверей, как говорится, поганой метлой. Дело здесь либо в давних неких взаимных обязательствах обоих сторон – следователя КГБ и неработающего нигде и подающего надежды миллионера Ахметова, либо в обязательствах Ахметова перед теми, кто прислал Воропаева в его банк рулить юридической службой. То есть, Воропаев оказался для Ахметова тем предложением, от которого тот не смог отказаться. Не здесь ли скрыты тайны ахметовской молодости и его загадочное уклонение от всех обязанностей и повинностей советского человека во времена перестройки? Или же Воропаев был прислан некими лицами как «смотрящий»?

Дальше – больше. Брат упоминаемого выше одного из руководителей «Шахтера» Юрия Колоцея Евгений в это же время трудился в СБУ. Автору этих строк довелось с ним в свое время пересекаться – непростой дядька этот самый Евгений Александрович Колоцей.

С серьезными связями в высшем эшелоне Конторы – во всяком случае, в то непростое время точно. В этом случае Ахметов тоже имел ситуацию с тем, что Контора беспрепятственно получала информацию обо всем том, что творилось в клубе. Наверняка Ахметов это понимал. В данной ситуации присутствие уже двоих источников информации для Конторы, возможно, было для Ахметова некой страховкой, защитой, возможностью решать вопросы. Однако- вряд ли. Ринат Леонидович на тот момент находился уже на таком уровне, что мог бы при желании решать любые вопросы в городе и регионе. Вопрос- зачем тогда ему нужны были «конторские» в своем хозяйстве?

В том же 1996 году заместитель председателя СБУ Юрий Самойленко назначен в Донецкую область руководителем областного управления Конторы, оставаясь при этом заместителем главы СБУ.

Самойленко человек прелюбопытнейший во всех отношениях – перед развалом Советского Союза дважды (в 1988 и 1991 годах) повышал квалификацию на курсах при Высшей Краснознаменной школе КГБ СССР. А курсы эти были весьма непростые. Фактически курсы были неким распределением по местам их слушателей, впоследствии разъехавшихся по городам и весям бывшего «Совка». Страна разваливалась, и «Контора глубокого бурения» пыталась провести некую ориентацию на местности в недалеком будущем, и дать новые вводные в новых условиях. У Юрия Самойленко в Москве были очень хорошие связи, во многом благодаря которым он быстро смог идентифицировать себя в независимой Украине, за каких-то несколько лет сумев дорасти до заместителя главы СБУ.

Самойленко был отправлен в Донбасс на «усиление» тогдашним главой СБУ Владимиром Радченко, поскольку ситуация в регионе была явно непростая. И тут же очень близко сошелся с молодым перспективным предпринимателем Ринатом Ахметовым. Тридцатилетний предприниматель Ахметов и пятидесятидвухлетний чекист со стажем Самойленко встречались очень часто, и сблизились в итоге до такой степени, что Ринат Леонидович спустя десяток лет даже лично замолвил словечко за Самойленко в проходном списке Партии регионов. Вопрос – что могло связывать старого «гебешного волка» Самойленко и выходца с шахтерского поселка города Донецка Рината Ахметова, прошлое которого покрыто сплошь, так сказать, «белыми пятнами»? Может, как раз некая общая тайна по поводу этих самых белых пятен? Или же некое кураторство со стороны Самойленко над молодым перспективным бизнесменом, представителем неких сил или персон в Донбассе?

В любом случае, Ринат Леонидович не особо утруждал себя показаниями по делам Щербаня и Брагина. Скажем проще- он показаний не давал. Ни на тему того, к кому перешел бизнес и акции Щербаня, ни на тему обстоятельств того, кто мог желать смерти Брагина. Кто-то очень постарался, чтобы Ахметова не дергали по этим вопросам. Ринат Ахметов старается не говорить об этих делах, будучи человеком очень осторожным. Впрочем, так его и характеризуют – осторожный, интуит, мыслящий на несколько ходов вперед, как настоящий профессионал карточных и не только игр. При этом продолжает доверять бывшим «конторским» дела своей семьи своего бизнеса. Вышеупомянутый Юрий Воропаев, например, вскоре после ПУМБа стал заведовать всеми юридическими вопросами ахметовской корпорации СКМ, стал народным депутатом по квоте Ахметова (как и упомянутый выше Юрий Колоцей). Теперь занимается вопросами английского гражданства супруги Рината Ахметова, «засветив» документы по этим делам журналистам во время заседания Верховной Рады. Кстати, родной брат Юрия Воропаева до последнего времени возглавлял следственное управление СБУ в Донецкой области…

Неужели Ахметов никогда не задавался вопросом, зачем в его окружении необходимы вчерашние «чекисты», знающие все секреты его корпораций, банков и другого хозяйства? Может, просто ему никто не разрешает задать этот вопрос самому себе? И присутствие людей определенной профессии в его окружении — необходимые условия игры, правила, которые Ахметов в свое время пообещал выполнять? Но если так, то насколько ли самостоятелен Ахметов? И что скрывает он в своем прошлом, что вынуждает его окружать себя «конторскими» и пускать их в свои дела? И кто он, собственно, такой – Ринат Ахметов?

Сергей КУЗИН, для “ОРД”

Thames
В сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Павленко Юрий (из книги Донецкая мафия. Антология)

"8 сентября 1998 года потомка того самого пивовара Алексея, в честь которого назван один из сортов донецкого пива, ликвидировали на лестничной площадке второго этажа дома № 22 по бульвару Школьному. Возвращавшийся домой директор был атакован тремя преступниками, вооруженными металлической заточкой и огнестрельным оружием. Раненный Павленко сумел выбежать из подъезда и уже на улице был добит в голову из пистолета.

Накануне гибели директора Донецкий пивоваренный завод находился в эпицентре скандала, связанного с американскими инвестициями и возможностью смены владельцев-акционеров. В декабре 1993 г. тогдашний директор ЗАО "Донецкий пивоваренный завод" Алексей Павленко решает заключить договор с зарегистрированной в США компанией D.B.S. America Inc. о создании совместного предприятия. Кстати, по мнению независимых экспертов, эта компания - фактически офшор, зарегистрированный где-то в Калифорнии, а все ее хозяева находились в пределах Украины.

Предусматривалось, что украинская сторона будет владеть 51% акций (в счет чего заводом в пользу СП передавался целостный имущественный комплекс предприятия). Взнос другого учредителя оценивался в $331 тыс. Плюс к тому D.B.S. America Inc. обязывалась передать якобы принадлежащие ей права на некие торговые марки - последнее, очевидно, было лишь фантазией, призванной как-то замаскировать при госрегистрации вопиющий диспаритет паев, которые учредители вносили в уставный фонд (ведь стоимость производственных мощностей завода составляла не менее $5 млн).

В апреле следующего 1994 г. произошло событие, которое впоследствии Павленко не раз публично характеризовал как "крупнейшее кидалово всех времен и народов". Не без помощи той же D.B.S. America Inc. тогдашний директор пивзавода выезжает лечиться за границу.

По уставу совместного предприятия право первой подписи на это время передается председателю наблюдательного совета СП и президенту D.B.S. America Inc. Юрию Доронину. Именно в отсутствие директора на пивзавод из соединенных Штатов переводят обусловленную соглашением сумму в долларах. Но деньги на заводском расчетном счете пробыли два банковских дня: распоряжением Доронина валюту отправляют обратно за океан - якобы для закупки современной технологической линии. Больше на ДПЗ ни "зеленых", ни оборудования от таинственных американских партнеров никто не видел.

Прошло четыре года. От сердечного приступа скончался бессменный руководитель предприятия Алексей Павленко, и его полномочия перешли сыну Юрию.

Очень странно, по мнению многих, погиб президент D.B.S. America Inc. Доронин, выпав на загородной трассе из собственной иномарки, несущейся на огромной скорости.

На наивной идее раскрутиться за счет неожиданной заокеанской инвестиции донецкие пивовары поставили крест и на очередном акционерном собрании наскоро признали украинско-американское СП распущенным.

Однако, как показали дальнейшие события, спешить в этом деликатном деле как раз и не стоило.

В декабре 1997 г., за считаные дни до окончания срока исковой давности, D.B.S. America Inc. внезапно вновь заявила о себе, подав в Донецкий областной арбитражный суд заявление о восстановлений в правах собственности.

Иск основывался на многочисленных формальных нарушениях процедуры роспуска СП, и областной арбитраж принял решение в пользу истца.

Молодой руководитель ДПЗ Юрий Павленко, однако, заявил, что отдавать фактически "за так" неизвестным дядям половину предприятия, дающего десятки миллионов прибыли, он не намерен. Однако его оппоненты были настойчивы и последовательны, на них работали квалифицированные адвокаты и, как поговаривали злые языки, хорошо налаженные "неформальные" связи в кругах, близких к отечественной Фемиде.

Постепенно дело перекочевало в Высший арбитражный суд. На осень 1998 г. было назначено решающее заседание.

А за несколько дней до того, 28 сентября, генеральный директор ЗАО "Донецкий пивоваренный завод" 10. Павленко был убит в подъезде собственного дома.

Как тогда признавали следователи городской прокуратуры, покушавшиеся явно пытались сработать под банальную "хулиганку": жертву сначала били кастетами и несколько раз пырнули заточенной отверткой.

И лишь когда Павленко, который был здоровенным мужиком, сумел вырваться из кольца нападавших и бросился бежать, вслед ему прозвучали прицельные выстрелы из ТТ -любимого оружия донецких киллеров. Нападавших, как всегда в таких случаях, не нашли.

Независимые наблюдатели из региона, которые помнят эту громкую историю, отмечают, однако, тонкий нюанс. На момент убийства Павленко младший уже де-факто проиграл "многоступенчатую" судебную тяжбу (что вскоре после директорских похорон и подтвердил окончательный вердикт ВАСУ). Поэтому кровавый инцидент лишь прибавил его оппонентам забот, хотя ничего в принципе не изменил.

Отсюда родилась первая версия: неизвестные недоброжелатели отняли жизнь директора ДПЗ, чтобы таким жестоким образом бросить тень на деловую репутацию нового совладельца предприятия. В то время ни для кого уже не было секретом, что фирму D.B.S. America Inc. купило "пищевое" крыло донецкой ФПГ, возглавляемой Ринатом Ахметовым".

Thames
В сети
автор
Регистрация: 12/07/2009

Тела двух человек обнаружены в субботу под Славянском, сообщает официальный сайт Главного управления МВД Украины в Донецкой области.

В Славянский горотдел милиции поступила информация о том, что 29 ноября в 18.20 на даче в сел. Богородичное Славянского района с колото-резаными ранениями обнаружены трупы мужчины и женщины.

На место незамедлительно выехала следственно-оперативная группа, которая проводит мероприятия по установлению обстоятельств случившегося и принятию мер по раскрытию тяжкого преступления.
Установлено, что потерпевший имел отношение к журналистской деятельности.
Как сообщили коллеги, убитыми оказались журналист Александр Кучинский и его жена Вера.

Кучинский - работал в газете Весть, где вел криминальную хронику. Позже - владелец и главный редактор газеты Криминал Экспресс. Он автор целой серии книг на криминальную тематику, из которых самой известной считаются Хроники Донецкого бандитизма, в которой Александр препарировал кровавую историю Донецка и окрестностей в девяностые годы.

"Саня [...] подавал в суд на Пинчука и Кузина, которые на базе его книги "написали" свою "Донецкую мафию" - тупой плагиат с вкраплением политических моментов - ну всякой там отсебятины от так сказать "писателей". Я приходила на процесс свидетелем. Но... много лет длившийся суд так ничего и не дал. А книга [Кучинского] не столько художественна, сколь хороша, как антология. Это было хорошо, что он это сделал. Я немного и Юрчик с удовольствием ему помогали. Без спросу он ничего ни у кого не брал в эту книгу. Это уж точно", вспоминает коллега Елена Смирнова.

"[Пинчук и Кузин] проиграли суд Колесникову и Малышеву и уплатили символические три гривны, заявленные в иске. А у Саши Кучинского и у Сергея Кузина (редактор "Дело и право") суд-пересуд так и длился и так ничем и не окончился, хотя квартиру Пинчука в Донецке в связи с этим тогда арестовали", - пишет Ленка в Фейсбуке.

"...его книга с дарственной надписью мне лично (я получила ее одной из первых) лежит у меня дома. Саня как-то позвонил мне, как обычно что-то по некогда любимой нами обоими тематике хотел спросить, но я уже уехала к тому времени. Царствие ему небесное. Буду вспоминать всегда его байки, которыми он баловал во время распития кофе у меня на кухне. Последний раз забегал наверное еще прошлой осенью, потом поздравляла его по телефону с днем рождения. В феврале", - признается Смирнова.

Светлая память!

http://govorit.donetsk.ua/ubit-aleksandr-kuchinskii.html

вКонтакте | в FaceBook | в Одноклассниках | в LiveJournal | на RuTube | на YouTube | Pinterest | Instagram | в Twitter | 4SQ | Tumblr | Google + | в RSS feed

All Rights Reserved. Copyright © 2009 Notorious T & Co
События случайны. Мнения реальны. Люди придуманы. Совпадения намеренны.
Перепечатка, цитирование - только с гиперссылкой на http://govorit.donetsk.ua/ Лицензия Creative Commons
Прислать новость
Reklama & Сотрудничество
Сообщить о неисправности
Помочь
Говорит Донецк
Rambler's Top100